Украинский бизнес из оккупированных территорий: трудная эвакуация и непростая адаптация

BuroUA: Украинский бизнес из оккупированных территорий: трудная эвакуация и непростая адаптация
Статьи

В условиях полномасштабной войны и наличия временно оккупированных врагом территорий не менее важной чем боевые действия задачей является сохранение экономического потенциала Украины. Сильный фронт должен быть подкреплен сильным тылом. И в этой концепции украинскому бизнесу крайне важна всесторонняя государственная поддержка. А бизнес, в свою очередь, берет на себя ответственность за налоговые поступления в бюджет, сохранение или расширение рабочих мест, обеспеченных заработной платой. Задача в условиях войны очень непростая.

Именно в этом контексте Кабмин своим распоряжением №246-р от 25 марта 2022 года утвердил «План мер по перемещению производственных мощностей из районов, где ведутся боевые действия или есть угроза таковых, на безопасные территории». И процесс релокации предприятий в целом состоялся, продолжается он и сейчас.

По данным Минэкономики Украины на сентябрь текущего года, благодаря программе по релокации переезд осуществили 725 предприятий. Из них работает уже 528. Эти цифры озвучила замминистра Татьяна Бережная.

Правда, нельзя не отметить, что по объективным причинам хуже всего релокации поддаются производственные предприятия, имеющие сложную и объемную производственную базу. Торговым или IT-фирмам гораздо проще перебраться на мирные территории. 

-Мы, конечно, ведем статистику по экономической деятельности, и здесь абсолютным лидером являются предприятия, работающие в сфере оптовой и розничной торговли, это 40% релоцировавшихся. Дальше идет перерабатывающая промышленность – 30%, информация и телекоммуникации – почти 7%, профессиональная научная и техническая деятельность — 6,4%, и строительство — 4%, — отмечает Татьяна Бережная.

Переехавшему на мирные территории бизнесу, помимо самой релокации, нужны производственные помещения и доступ к дешевым кредитным средствам, нужны новая логистика и новый персонал, во многих случаях нужны новые и достаточно емкие рынки сбыта. Как решаются эти вопросы, мы рассмотрим на примере предприятий, перебравшихся в Днепр и Днепропетровскую область.

В частности, по актуальной информации Днепропетровской ОВА, по состоянию на сентябрь текущего года на территорию области переехало 74 предприятия из Донецкой, Луганской, Запорожской и Харьковской областей. 11 компаний уже работают, 17 разворачивают мощности, 46 разместили в области свои склады. Непосредственно в Днепр производственные мощности и оборудование переместили более 40 предприятий из Краматорска, Мариуполя, Харькова, Покровска, Славянска, Лисичанска, Северодонецка, Дружковки.

Ирина Журавлева

По словам начальника управления регуляторной политики и развития предпринимательства департамента правового обеспечения Днепровского городского совета Ирины Журавлевой, все эти предприятия стараются как можно быстрее обеспечить монтаж оборудования и начать производственную деятельность. Некоторые из этих предприятий уже начали свою работу, к примеру ООО «Краматорский завод специального крепежа», ООО «КОРУМ Дружковский машиностроительный завод», ФЛП «Косилкин Дмитрий Владимирович», ООО «Восточная Химическая Компания».

-Такие предприятия нуждаются в помощи городских властей, поскольку им нужно как можно быстрее адаптироваться к новым условиям, — справедливо замечает Ирина Журавлева. — Мы наладили тесное взаимодействие с 12 производственными предприятиями, которые переехали к нам по упомянутой государственной программе, и помогаем им по разным вопросам. К примеру, с поиском помещений, земельных участков под производственные мощности и складские помещения, в размещении работников в общежитиях, с вывозом оборудования и материалов из опасных городов. Также консультируем по налогообложению и перерегистрации бизнеса, и тому подобное.

А теперь — вся эта история глазами бизнесменов-переселенцев, нашедших приют для своих предприятий в Днепре и области.

«С точки зрения логистики и наличия поставщиков Днепр — хороший город»

-Знаете, бизнесмены — это такой тип людей, которые могут приспособиться. Мы все понимаем, что экономика страны должна работать. Возможно, в сегодняшних условиях она не спасет в тех объемах налоговых поступлений, которые нужны нашему государству для победы, но мы платим налоги и понимаем, что нам нужно продолжать работать. И если бизнес дает какие-то рабочие места и зарплаты, это тоже плюс для государства. Мы ведь тоже приближаем победу, — говорит Жан Кисель, основатель и директор ООО «Восточная химическая компания» из Северодонецка. 

Утром 24 февраля предприниматель не сразу оценил масштабы военного нашествия. Ведь в 60–70 километрах от Северодонецка уже восемь лет находилась линия фронта, и что такое стрельба местные жители знали не понаслышке. Решение уезжать было обусловлено двумя факторами.  

-У меня семья, двое маленьких детей, было страшно за них. Но итоговое решение пришло после того, как я позвонил Сергею Владимировичу Гайдаю (глава Луганской ОВА, — ред.), с которым лично знаком по общественной деятельности. Я у него спрашиваю: «Сергей Владимирович, началось?». Он отвечает: «Да». Говорю: «Уезжать?». Отвечает: «Да». Вот такой короткий разговор окончательно поставил точку, — вспоминает Жан Кисель. — Я собрал детей, семью, и мы уехали.  

Почему местом эвакуации был выбран Днепр, а не, например, Западная Украина, предприниматель объясняет просто, мол, не чужой город.

-В Днепре я жил с 2002 по 2010 год, получил в ДХТУ два образования — техническое и экономическое, работал на предприятиях Днепра, — говорит Жан Кисель.

Переехав, предприниматель сразу стал думать, как возобновить своё производство. 

-Когда ситуация на фронте обострилась, я нашел перевозчиков и по госпрограмме релокации частично перевез в Днепр сырье и готовую продукцию, — рассказывает Жан Кисель. — К сожалению, производственное и лабораторное оборудование пришлось оставить в Северодонецке.

Сотрудники в Днепр не переехали, разъехались кто куда. В том числе, и ключевой в производстве мастер цеха, который отвечал за весь процесс. В Днепре пришлось искать ему преемника.

Запуску производства предшествовал анализ рынков поставщиков и потребителей, и в этих вопросах Днепр порадовал владельца ООО «Восточная химическая компания».

-С точки зрения логистики и наличия поставщиков Днепр — хороший город. Та сырьевая номенклатура, которой я пользуюсь, здесь доступна и постоянно в наличии, — говорит Кисель. – Производство я начал восстанавливать с мая. Начал работать с рынками Кривого Рога и Полтавы. Рынки сбыта в Харьковской и Сумской области частично пострадали, изменились объемы продаж. Но Сумы сейчас понемногу восстанавливаются, а Харьков переживает нестабильное время. Рынок Луганской и Донецкой области, естественно, потерян. Поэтому мы не сидим на месте. Пытаемся развивать рынок сбыта в Днепре, тяжело, конечно, но пытаемся наработать клиентов.

Сложней обстоит ситуация с производственной базой. Ведь речь идет не о складских, а именно о производственных площадях.

-Весной я со своими знакомыми днепровскими бизнесменами нашел здесь площади под производство. Но территорию я взял «в нуле». Не было ни воды, ни канализации, ни электричества, своими силами нужно было всё восстанавливать, либо заново проводить, — рассказывает предприниматель.

Выбор был достаточно сложным, ведь речь идет, по сути, про инвестиции в новое производство. А далеко не каждый бизнесмен рискнет инвестировать во что-либо в условиях полномасштабной войны. Деньги не любят нестабильность и воздушные тревоги.

-Да, решение было непростым, как и сама ситуация, — говорит Жан Кисель. — Нужно было вложить деньги в производство в период очень сложной обстановки на фронте, когда непонятно, намерен враг идти в этом направлении, или нет. Когда нет сотрудников, и их нужно набирать и обучать заново. Но я принял это решение.

«После войны скорее всего оставим производство и в Днепропетровской области»

Северодонецкое ООО «НПП Укрпожстандарт» с 2016 года выпускает снаряжение и одежду для пожарных. В новый большой цех в Северодонецке площадью 500 квадратных метров предприятие переехало аккурат за месяц до начала полномасштабной войны. А уже в мае собственником предприятия пришлось заниматься релокацией производственных мощностей в поселок Кринички и в город Каменское Днепропетровской области.

Выбор места релокации ООО подсказали его заказчики из ГУ ГСЧС Днепропетровской области. Они же помогли найти помещения.  

-Когда началась полномасштабная война, предприятие остановилось. 24 февраля на работу никто из 30 наших сотрудников не вышел. Воздушные тревоги и обстрелы в городе практически не прекращались, тут уж не до работы было, люди начали эвакуироваться. В течение трех недель мы ждали, что весь этот ужас прекратится. Но, увы… В начале мая мы приняли решение вывозить оборудование из Северодонецка. А его у нас очень много, — рассказывает директор предприятия Ольга Чебанова. 

Вывезти большое количество габаритного оборудования оказалось крайне сложным. 

-У нас десяток обычных машин и столько же спецмашин. Спецмашины — габаритные и тяжелые, их не вывезли, не хватило места. Уезжали под обстрелами, до сих пор вспоминать страшно, — говорит Чебанова. — Нанимали машины, грузчиков и радовались тому, что нашлись перевозчики. Грузовики прятали в старых районах города, которые обстреливали не так часто. Был несколько попыток загрузить оборудование: начинался обстрел, машины уезжали, а потом возвращались.

В этом случае правительственная программа релокации сыграла свою положительную роль, за счет нее были частично погашены затраты на переезд.

-За обычную стоимость под обстрелами никто не соглашался везти наше оборудование, поэтому переезд обошелся дорого. Если бы мы переезжали в мирное время, это стоило бы на порядок дешевле. Но по программе релокации нам возместили транспортные расходы. Не полностью, но всё равно очень приятно, — рассказывает директор ООО.

Рынок сбыта у данного предприятия вполне конкретен, на уровень продаж влияет авторитет и качество продукции. Среди сегодняшних проблем можно выделить разве что вопросы подготовки персонала.

-Нам частично удалось сохранить коллектив, некоторых сотрудников мы вывезли сами. Другие вернулись на производство из Европы и Львова, куда ранее эвакуировались самостоятельно. Некоторые уехали во Львов, но потом вернулись. Недостающих специалистов помог нам найти центр занятости. Мы и сейчас продолжаем вести набор персонала, ведь заказы есть, и люди нужны, — говорит Ольга Чебанова. — Конечно, наши специалисты могли отшивать изделия, как говорится, с закрытыми глазами. А сейчас новичков приходится всему учить заново.

В Днепропетровской области, по словам Чебановой, значительно проще с логистикой. Отправки предприятие осуществляет по всей Украине, и из Днепра их делать быстрее и дешевле. 

-Когда закончится война, мы скорее всего оставим это новое производство в Днепропетровской области, а сами, конечно, поедем восстанавливать наш цех в Северодонецке и расширяться, — оптимистично размышляет директор ООО.

«Пришлось искать новые рынки сбыта, мы над этим работаем»

Краматорский завод специального крепления выпускает продукцию для горно-металлургического и тяжелого машиностроительного оборудования, а также для железнодорожного транспорта. В Краматорской промзоне у предприятия было три больших цеха. После начала регулярных обстрелов часть мощностей была уничтожена. Тогда было принято решение о перемещении предприятия в более спокойный регион.

-Днепр выбрали по трех причинам. Во-первых, недалеко от дома. Во-вторых, здесь много предприятий, с которыми мы сотрудничаем. В-третьих, тут развито машиностроение. Переезжали две недели, долго и дорого. Но нужно было продолжать работу, ведь мы понимали свою ответственность перед коллективом, перед заказчиками. Мы подыскали помещение для нашего завода, нашли квартиры для сотрудников. Оборудование нам помогли перевезти в рамках программы релокации предприятий. К сожалению, не все станки удалось перевезти. Какое-то из-за веса и размера, какое-то пострадало в результате обстрелов, — говорит главный бухгалтер предприятия Ирина Дергаус. 

Главной проблемой завода сегодня являются рынки сбыта, ведь достаточно много из числа партнерских предприятий либо остановили свою работу, либо снизили темпы производства, либо просто были разрушены под обстрелами. Таким образом, потребность в продукции предприятия резко снизилась.

-Мы выпускаем специфическую продукцию. И сегодня у нас сократилось количество покупателей. Приходится искать новые рынки сбыта, мы постоянно этим занимаемся, — говорит Ирина Дергаус. — Но при этом с логистикой нам стало легче. К примеру, в Краматорск перевозчики не хотели ехать, так как боялись обстрелов.

В позитиве у предприятия тот факт, что здесь почти в полном составе удалось сохранить коллектив специалистов, что снижает затраты на поиск и профессиональную подготовку нового персонала. 

-Почти все наши сотрудники перебрались в Днепр. Хотя, конечно, психологически очень тяжело сорваться и уехать из дома в другой город. Причем не на неделю-вторую, а на значительно больший срок. Это заслуга нашего руководителя Дмитрия Алексашова. Мы все за ним поехали. В Днепре нам хорошо, но сердце каждого из нас стремится домой. Надеемся, что сможем вернуться. А пока работаем, поднимаем экономику страны и помогаем армии, – резюмирует Ирина Дергаус.

«Пришлось сменить ассортимент с детских курток на военную амуницию»

Релокация и быстрое восстановление производственных процессов наиболее успешно проходит у тех предприятий, которые и в мирное время были открыты для инноваций, изучали и внедряли лучший опыт в своих отраслях.

Дмитрий Косилкин из Лисичанска Луганской области в своем городе наладил швейное производство зимней одежды для взрослых и детей, которая пользовалась устойчивым спросом — комбинезоны, лыжные костюмы, куртки. Когда начались обстрелы и возникла опасность оккупации города, предприятие было решено перевести в Днепр. Почему именно сюда?

-У меня здесь друзья. Я поинтересовался, смогут ли нас принять как беженцев. Они согласились, и мы переехали в Днепр. Думали, что через две-три недели вернемся обратно в Лисичанск, поэтому решили не уезжать далеко от дома, — рассказывает Дмитрий Косилкин.

Оборудование в полном объеме эвакуировать из Лисичанска не удалось. 

-По сути, забрали то, что смогли поднять. Наиболее дорогое оборудование, а оно более габаритное и тяжелое, осталось в Лисичанске. Дело в том, что у нас производство было на втором этаже. Не было нужного количества людей, чтобы вынести оборудование, и не хватало грузового транспорта. Плюс мы прекрасно понимали, что могут быть прилеты. Поэтому многое пришлось оставить, но все, что было необходимо для быстрого старта, мы забрали, — говорит Дмитрий.

Оценивает последствия такого переезда для бизнеса Дмитрий достаточно оптимистично. Самым главным вопросом стал вопрос о будущем – что шить в условиях войны и для какого потребителя.

-Бизнес-процессы у нас были автоматизированные. Мы много учились в мирное время, успели приобрести много полезных навыков. Это и помогало пережить непростое время. На новом месте мы довольно быстро наладили работу, ведь у нас были поставщики, были наработки, были методы ведения бизнеса. Мы внедрили экономное производство, которое позволяет работать в кризисной ситуации, японская методология. Стресс в связи с переездом у нас, конечно, был. Трудно было перепрофилироваться. Не было понимания, что делать. Но по итогу справились, — говорит предприниматель.

Спрос на детскую и взрослую одежду объективно сократился уже только потому, что многие потенциальные клиенты перебрались за границу и в дальние западные регионы страны.

-Спрос на детскую одежду упал, и мы сократили выпуск привычной для нас продукции, — рассказывает Дмитрий, — А после переезда в Днепр начали шить военную амуницию. То есть мы сменили не только место работы, но и квалификацию.

Вот здесь как раз и оказалось востребованными внутренние антистрессовые алгоритмы организации производства. Не очень-то и просто так резко сменить профиль, но предприятию это удалось.

-Это было для нас новое направление, поэтому на определенных этапах возникали сложности. Когда мы начали шить плитоноски, то совещались с военными, расспрашивали, что да как, какие у них требования. Ошибки у нас, конечно, были. Например, аптечку для военных мы перерабатывали четыре раза! Так же было с турникетами и водонепроницаемыми пончо. Первые образцы не удались — рукава оказались слишком короткими, с них вода попадала на одежду. Мы исправили ошибку. Теперь пончо максимально удобные. Военные продолжают нас консультировать и сейчас, помогая нам становиться лучше, — рассказывает Косилкин. 

Предприятие не просто выполняет военные заказы, но и занимается волонтерством, отправляя часть своей продукции военным бесплатно. 

Если же говорить о системных проблемах, то это вопросы доступности коротких и льготных кредитов. Именно это является едва ли не самым больным вопросом для бизнеса, волею релокации оказавшего в чужом городе.

-Я не дома. Я переселенец. У меня нет никакой кредитной программы, нет имущества, которое можно было бы заложить в банке. И вот как быть в такой ситуации? Поддержка от государства очень пригодилась бы. Но бизнес и власть не всегда ходят рядом, — констатирует Дмитрий Косилкин.

Экономический эффект от релокации бизнеса из временно оккупированных территорий и районов боевых действий сегодня оценить достаточно непросто. Уже только потому, что на время военного положения статистика о выпуске продукции и оказанию услуг предприятиями не предоставляется. Однако, приведенные выше примеры наглядно подтверждают, что правительственная программа релокация определенный эффект уже дала. Помогла сохранить многочисленные производства, а значит и рабочие места, и налоги в украинский бюджет. Теперь нужно изучать, анализировать этот опыт, находить в нём слабые места и оперативно корректировать программу поддержки украинского бизнеса в условиях войны. На такой позиции, в частности, стоит Украинский союз промышленников и предпринимателей.

-Должен быть адресный подход, переезд каждого предприятия – это отдельный бизнес-план. Кроме базовых вещей – безвозмездной перевозки имущества «Укрзалізницею» и содействия в поиске места организации производства/деятельности в новой области – стоит за три месяца уже сформировать базу данных по предприятиям и возможностям каждой из областей. Такая база данных должна учитывать все нюансы: наличие рабочей силы в регионе с учетом актуальной информации по внутренне перемещенным лицам, земельные участки, складские помещения, энергосети, коммуникации и прочее. Отдельно должна систематизироваться информация по решению социальных вопросов: где будут жить работники релоцированных предприятий, смогут ли их дети ходить в садики и школы поблизости и так далее, – говорит президент УСПП Анатолий Кинах. 

Рейтинг материала «Украинский бизнес из оккупированных территорий: трудная эвакуация и непростая адаптация» от автора БюроUA - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2022 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти  · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP