Не солдатами едиными: Завод Мастер-Профи не платит деньги метростроевцам за работы на центральном мосту

BuroUA: Не солдатами едиными: Завод Мастер-Профи не платит деньги метростроевцам за работы на центральном мосту
Статьи

О многострадальном ремонте центрального моста в Днепре не писал только ленивый. Тема на слуху по очень многим причинам. И потому, что сложный и дорогостоящий подряд на 249 миллионов отдали фирме из орбиты интересов семьи экс-секретаря горсовета Вячеслава Мишалова, и потому что сроки работ подрядчик не соблюдает, и потому что заятеяли ремонт якобы из-за критичного состояния опор моста, а по факту ремонту именно опор не уделяют должного внимания.

Недавно общественность подняла шум из-за очередного нюанса долгостроя – на мосту заметили солдат из 194 понтонно-мостового полка. В самом факте привлечения солдат, чему несказанно удивилась громада Днепра, ничего странного нет. На такую деятельность полк имеет законое право, и пользуется этим правом уже лет двадцать. Хотя финансовые аспекты такого сотрудничества чаше всего вызывают вопросы…

Если покопаться в Едином реестре судебных решений, можно найти массу решений о взыскании полком (или, к примеру, 19 отдельным мостовым отрядом 26-го объединенного отряда Госспецслужбы транспорта) с той или иной подрядной (работающей за деньги бюджета) организации денег за выполненные работы.

Эту тему впервые подняло БюроUA в своем прошлогоднем расследовании «Игра «в солдатики» на 51 миллион гривен», рассказав о нюансах рекультивации свалки в Новомосковске с привлечением военнослужащих. Насколько нам удалось разобраться, платили ребятам мало, а вот работали они много. С мостом ситуация, судя по всему, такая же.

Как свидетельствуют СМИ, работу 20 солдат на мосту оценили в десять тысяч гривен. Об объеме этих работ ни в полку, ни в «Завод Мастер-Профи» не сказали ни слова. На сегодняшний день известно о существовании еще одного договора на аналогичную сумму.

При этом только доставка солдат транспортом на мост обходится полку примерно в 500 гривен в сутки. Легко предположить, что налицо, во-первых,  факт использования бесплатной рабочей силы (работать будут много, а получат мало). Во-вторых, можно предположить отдельные расчеты с руководством воинской части. В-третьих, привлечение солдат помогает генподрядчику не слабо экономить на заработной плате, потому как гражданская подрядная организацию, сотрудники которой работают не «за еду», а за зарплату, денег берет явно больше, чем солдаты.

Но не полком единым «богат» генподрядчик. Как выяснилось, работы на мосту в качестве субподрядчика выполняют и сотрудники многострадального ПАО «Днепрометрострой». Причем проблемы с оплатой труда есть и у них.

По состоянию на июль на мосту работали 15 метростроевцев. Утверждали они, что трудятся по 10 часов в день, 6 дней в неделю, иногда и в воскресенье. Получают по 300 гривен в день, что, по их словам, вдвое меньше рыночных расценок.

-С февраля мы здесь. Выполняем все работы, связанные с бетоном. Обещали больше платить, а по факту пять-шесть тысяч платят. И еще не разу не было, чтобы пришли и дали зарплату за прошедший месяц, все частями «бросают». Постоянно задолженность, — говорили автору работники ПАО на мосту.

По их словам, на первые числа ноября не всем еще были выплачены деньги за июль. Спустя две недели, по информации председателя профкома ПАО Юрия Быковского, долг за июль и август погасили, дали часть и за сентябрь.

-По 300 гривен за день вышло, а обещали по 400 дать… Сказали, что если деньги будут, то доплатят. Не будет – не доплатят. По тысяче с чем-то за сентябрь вышло. Кусочек дали, — говорит он.

Метростроевцы на диалог с журналистами не слишком настроены. Говорят, что если назовут свою фамилию, и вовсе без работы останутся. Но все же жалуются.

— По трудовому соглашению многих нанимало руководство, из числа тех, кто ранее работал на метрострое. Они поработали, увидели размер зарплаты и то, что платят ее не сразу, а по кусочкам, и ушли. Им-то не страшно. А мы в штате. Начнем воду варить, еще и за те долги с нами не рассчитаются (имеется в виду полугодичная задолженность за откачку воды в тоннелях метростроя, — Авт.), — говорят сотрудники ПАО. – А с нашим руководством говорить невозможно. Чуть что спросишь, сразу крик. Мол, как придут деньги, так и заплачу.

Сами метростроевцы называют разные цифры относительно количества работающих на мосту их людей. Одни говорят – 8 человек, другие, что порядка 14. А у руководителя ПАО «Днепрометрострой» Тарана тоже свои цифры.  В июле он говорил нашему журналисты, что выходов на мост у сотрудников ПАО – 10-12 (сами метростроевцы, напомним, говорят о шестидневке по 10 часов в день). При нас уточнил у бухгалтера и заявил:

-Вот, у одного работника 6698 гривен за июнь закрыто за 12 выходов.

Вообще эта тема – ремонта моста и участия в ней субподрядчиков — Станиславу Тарану явно не по душе. Когда я сообщила, что информацию о задолженности по заработной плате сотрудникам ПАО мне дали в профсоюзе, директор пришел в негодование.

-Кто это там баламутит? Подстрекают. Что этот несчастный профсоюз представляет? Вон есть независимые профсоюзы, так с ними приятно работать. А есть те, кто кроме акций неповиновения (? – Авт.) больше ничего не знают в этой жизни. И вот они планировали на 14 число такую акцию! – возмущался Таран.

Акция, которую планировали метростроевцы, касалась невыплаты им заработной платы за основную работу — откачку воды и поддержание техсостояния выработок метростроя. А заказчиком работ теперь является мэрия.

-Мы ходили в мэрию, разговаривали с советником мэра… Нам намекнули, что, если, мол, выйдем на митинг, денег вообще не увидим, — сообщил нам Юрий Быковский.

В августе заммэра Владимир Миллер пообещал метростроевцам: деньги будут. А советник мэра Вадим Пугач предупредил активистов, что мэрия – «красная линия».

— И если мы эту «красную линию» никогда не перейдем, не будем проводить митинги под мэрией, то в конце года нам дадут деньги, — рассказывают работники ПАО. – Но недавно тот же Пугач сказал нам, что он нам ничего не обещал.

С учетом реальной сложности ситуации с выплатой заработной платы высказывания Тарана выглядят несколько странно. По меньшей мере, как человека, который явно в курсе, в каком трудном положении находятся его сотрудники.

При этом Таран говорит, что работу на мосту для метростроевцев он лично «выбивал», чтобы «чем-то кормить людей».

— У меня люди без работы, по десять месяцев не получали зарплаты… Куда девать этих людей? Не на улицу выкидывать… И я пошел весной к господину Мишалову, встал на колени. Сказал, что «у меня есть все лицензии (а не имея лицензии 5 категории на мосту работать нельзя), таких вы единицы найдете». Он, спасибо ему, меня принял и дал мне работы, связанные с бетоном, сварочные, — рассказывает Станислав Таран. Потом, однако, торопливо поправляется: — Ну я не к Мишалову ходил, нет. Это просто все так говорят, что ему принадлежит (ООО «Завод Мастер-Профи», — Авт.), поэтому я вам так и сказал. Но нет, я с директором работаю…

Руководителем ООО «Завод Мастер-Профи» является Михаил Свитлинец. Учредителем – Евгений Самойленко. Дмитрия Мишалова, отца экс-секретаря Днепровского горсовета де-юре в ООО действительно нет. Но Михаил Свитлинец с 2009 по 2013 год руководил ООО «Завод Мастер-Профи Украина», в то время когда учредителем этого ООО являлось ООО «Юником Капитал». Последнее, в свою очередь, принадлежало Михаилу Тульчинскому, Ларисе Флакс и Дмитрию Мишалову. Рассказ Тарана косвенно, но все же подтверждает известный многим факт, что «Завод Мастер-Профи» лишь по документам не принадлежит Мишалову.

Многие в мэрии знают и рассказывают о том, что назначение Тарана на должность председателя ПАО «Днепрометрострой» обусловленно тем, что он – креатура Вячеслава Мишалова, экс-секретаря горсовета, сына вышеупомянутого Дмитрия Мишалова. Подтвердить, или опровергнуть эти слухи мы не можем, однако полностью их игнорировать тоже нельзя.

Да и реакция господина Тарана на связанные с ремонтом моста события порой говорит сама за себя. Если он руководитель фирмы-субподрядчика, то он должен защищать доходы своей фирмы и своих сотрудников, а не проблемы генподрядчика. Но он уверяет, что с зарплатами и деньгами от генподрядчика всё в полном порядке.

— Нет такой проблемы, что не платят деньги, просто долго не закрывают формы. Там же сметы, это же деньги бюджетные. Мы выполнили объем работ, сдаем генподрядчик, тот сначала соберет со всех, потом закрывают их в соответствующих департаментах. Потом приходят им деньги, и они нам перечисляют, по 50 тысяч поступает. Н, у то есть процесс идет. — сообщил Таран. —

Может завод Мастер-Профи из-за бюрократических проволочек действительно сам сидит без денег от заказчика? Так вроде бы и нет…

В декабре 2016 года Завод получил в качестве аванса для капремонта моста 2 398 679,11 гривен. Второй аванс в 12 657 498,44 гривен — в феврале 2017. В том же месяце получил еще 1 960 206,19 гривен в качестве аванса на капремонт прогонов 25, 34, 36 с заменой дефектных балок (тендер на эти работы, о чем писало БюроUA, был проведен отдельно).

Следующий аванс был в марте — 22 264 582,59. Еще один — 16 016 461,19 гривен – в мае.

С мая пошли платежи и по актам выполненных работ – первая выплата в размере 1 932 650 гривен. В июне по актам получили 841 276,75 гривен, в июле – 140 055,42 гривны.

В августе платежи были двух видов. В качестве очередного аванса на капремонт моста — 18 899 845,30 гривен, в качестве аванса на ремонт прогонов — 1 039 244,10 гривен. И по актам выполненных работ – 920 962,09 гривен за ремонт прогонов, 879 628,20 – за капремонт моста.

В сентябре генподрядчик получил от мэрии 6 209 311,1 гривен за капремонт. В октябре – 4 630 812,35 гривен. Итого 90 791 212,83 гривны.

Как видим, деньги у Завода есть. Получает он их ежемесячно. И расплачиваться с субподрядчиками вполне может. Но у руководителя ПАО Тарана претензии есть не к руководству генподрядчика, а к… журналистам.

— Смотрю, как эти журналисты бегают на мост, им лишь бы подвох найти. И они не понимают, что подвоха там никакого нет, — возмущается Таран.

Нет у него претензий и к себе за задержки зарплаты у работников ПАО. Он готов оправдать всё происходящее на ремонте моста и искренне от всей души защищать генподрядчиков.

-22 человека моих участвует в строительстве. А живых людей… Ну то есть чистых строителей имею в виду, вот их 12-15 человек. То больные, то хромые, то отпуска. Будем говорить, что в самый плохой день — 13 человек. В среднем – 15. Получают  чистыми в пределах 10 тысяч. Это у крановщиков, но они работают по 10-12 часов. Бывают и субботы, и воскресные выходы. В общем 21-22 выхода – это 10 грязными. Если 24-25 выходов, тогда может быть больше…, — рассказывает Станислав Таран. –Там на ремонт моста три проекта… И сложность в том, что часть работ по одному проекту, часть – по другому. А в процессе еще и дополнительные работы возникают. Проектантов вызывают, те чешут в затылке, и выдают новые проекты. А на это же время уходит. А мы же не стоим, работаем, очищаем, убираем. А это допработы, а они не осмечены. Ждем дополнительную смету. И вот пока экспертиза пройдет, это 2-3 месяца…

Сложность работ, которые выполняют сотрудники метростроя, по словам Тарана, «на глазок» определить невозможно.

-Мы выполняем бетонирование… Все что по центру… Монтаж центральных перил. Частично монтаж тротуарных перил. И подбетонка справа и слева вдоль этих перил. Заливка швов… А лечение швов, балок и пролетных строений, монтаж контактной сети электроэнергии, монтаж перил, сварка и так далее – это еще ряд субподрядных организаций выполняет…, — говорит он.

И вдруг неожиданно соглашается с тем, что генподрядчик плохо оплачивает работу его подчиненных.

 — На мосту есть люди, которые по штату, а есть те, с которыми я договор заключил. Они (те, что по договору, — Авт.) пришли, поработали, нет денег, развернулись и поехали в какую-то Польшу. Ну мало платят, да, согласен. Как можно на 7 с половиной чистыми прокормить семью? – говорит Таран. Потом, видимо, спохватился и добавил: Но цену проектант же предлагает. Вот как рассчитали, так нашим людям и предложили…

В этом сумбурном комментари есть интересный момент. Станислав Таран говорит о том, что нанимал людей по договору. Сами метростроевцы говорили автору об этом же, с ремаркой, что набирали по договору людей из уволенных. И этот факт не вяжется с тем, что Таран «спасал коллектив». Судя по всему, он просто от всей души и от большого доброго сердца помогал подрядчику находить работников на субподряд. И, кажется, не только в части Днепрометростроя. У автора есть подозрение, что и появление солдат на мосту – тоже дело рук Тарана. По крайней мере, на этот вывод наталкивает следующий монолог руководителя ПАО:

-То, что пишут ваши коллеги о солдатах на мосту… Чтобы вы понимали, вы сейчас разговариваете с полковником, который когда-то командовал железнодорожной бригадой  численностьюб 12,5 тысяч человек. Эти солдаты – они же не простые солдаты, а солдаты железнодорожных войск. И эта часть, которая сейчас работает – это бывшие мои подчиненные. Они выполняли и строительство метро. А журналисты не утрудились ни в чем разобраться. Мало говорят, что получают солдаты. Ну что такое «мало»? Есть смета, есть перечень работ. Прокуратура приезжала, пять или шесть дел против подрядчика возбуждено. И никто не хочет понять… Я никого не защищаю. Но я не люблю, когда про людей глупости говорят. А вы разберитесь, и честно напишите!

Что такое «честно» в понимании Тарана, автору не слишком понятно. То ли речь о том, чтобы не слишком ругать Завод, то ли о том, дабы не поднимать тему задолженности. Однако факт остается фактом – деньги подрядчик получает каждый месяц. Откуда берутся задержки по заработной плате метростроевцев-субподрядчиков? Те дополнительные работы, которые, как рассказывал Таран, «нужно осмечивать» — это же ведь дополнительные работы и дополнительные заработки! А основная работа и деньги за неё? Почему их выплачивают с задержкой в 2-3 месяца и по частям?

И очень интересно, какая заработная плата реально проходит по смете и по актам. А вот на этот главный вопрос никто отвечать не собирается.

Мы обратились в профильный Департамент благоустройства горсовета и на завод «Завод Мастер-Профи» с вопросом о том, сколько составляет заработная плата рабочих на мосту, в том числе, субподрядчиков, в зависимости от видов работ и квалификации работников.

Подрядчик, согласно данным официального сайта «Укрпошта», получил наш запрос об информации 27 сентября (а повторный — 10 октября). Ответа мы не получили ни на первый, ни на второй.

Заказчик же, Департамент благоустройства и инфраструктуры, в лице замдиректора Алексея Самилыка, сообщил нам, что вопросы, которые мы задаем мэрии, являются «хозяйственной деятельностью подрядчика».

-К функциям службы заказчика проверка хозяйственной деятельности подрядной организации не относится, — говорит Самилык. — Более того, такие действия заказчика считаются нарушением законодательных актов.

И сослался на статью 320 Хозяйственного кодекса Украины «Права заказчика», в которой установлено — заказчик имеет право, не вмешиваясь в хозяйственную деятельность подрядчика, осуществлять контроль и технический надзор над соответствием объема, стоимости и качества выполненных работ проектам и сметам.

Так ведь мы и не просим департамент вмешиваться в хозяйственную деятельность подрядчика. И спрашиваем о другом — о том, что заказчику однозначно известно. Данные о том, какую оплату за работу на мосту получают работники, есть у заказчика в проектно-сметной документации, в подписанных им актах выполненных работ.

Но самое интереное другое — по версии заказчика, мэрия вообще не в курсе того, что у  завода-генподрядчика есть субподрядчики. А это уже прямое нарушение закона, который гласит, что если объем выполняемых сторонними организациями работ превышает 20% от общего объема, то подрядчик обязан уведомить об этом заказчика. Причем не после, а на этапе проведения тендера, сообщив, кто, в каком объеме, за какую сумму, какими механизмами, сотрудниками и прочее будет выполнять эти работы.

Видимо в данном случае подрядчик не всё сообщил заказчику-департаменту.

Алексей Самилык вначале сообщил нам, что посмотреть, заявлял ли на тендере о наличии субподряда подрядчик, он не может, так как все документы тендерные изъяла прокуратура.

-Я думаю, что субподряда у них больше 20%, да. Но в актах выполненных работ я его не видел… Те акты, что были с февраля, там еще толком нет работ масштабных, — говорил он нам два месяца назад.

Согласны, метрострой начал работать на мосту с весны. Поэтому упоминания о нем в февральских актах и не могло быть. Но начиная с июня генподрядчик ведет «масштабные работы», и ежемесячно сдает акты выполненных работ.

Мы обзвонили и членов тендерного комитета, и ни один из них … не вспомнил, заявлял ли подрядчик на тендере о том, будут ли привлечены субподрядчики.

Директор Департамента Михаил Лысенко тоже не сказал нам ничего насчет метростроя.

-Договор с Днепрометростроем? Да нет… Смотрите, через Департамент такое не проходило, я бы знал… С другой стороны, я же не буду каждый день у директора спрашивать. Метрострой много кому каких услуг предоставляет и заключает договоры, — сообщил он.

По словам Лысенко, на мосту работают ежедневно порядка 42 человека с заработной платой 7-8 тысяч. С размером заработной платы он не ошибся, а вот то, что на мосту ежедневно едва ли наберется такое количество трудящихся, думаю, видит и подтвердит любой житель города. Уж не здесь ли кроется отгадка проблемы моста, генподрядчика и его субподрядчиков? В невыполнении утвержденных смет работы за счет экономии на рабочей силе?

Директор «Завода Мастер-Профи» Михаил Свитлинец, которого мы «поймали» на мосту утром, во время планерки, ситуацию комментировать не захотел. Он не смог ответить на вопросы о том, есть ли среди работников на мосту метростроевцы и какая у них оплата труда.

— У меня есть заказчик, перед которым я расчитываюсь, с кем я работаю, и как я работаю , деньги получают за выполненные работы. Вы просто морального права не имеете прийти ко мне и такие вопросы задавать! – поразил нас своей логикой и экспрессией руководитель солидного предприятия.

Спустя несколько дней, презентуя «мосторемонтные» достижения руководимой им фирмы на информационном часе в горсовете Днепра, Свитлинец выглядел куда более причесанным и аккуратным в словах. И в горсовете логично пришли к ожидаемому выводу о том, что к субподрядчику по организации работ на мосту у заказчика вопросов нет. Во всем, оказывается, виноваты советские мостостроители, сдуру построившие этот мост 50 лет назад.

Рейтинг материала «Не солдатами едиными: Завод Мастер-Профи не платит деньги метростроевцам за работы на центральном мосту» от автора Ольга Юдина - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2017 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти   · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP