На инвалидном кресле вход воспрещен. Хвалясь количеством инклюзивных классов и групп, в Днепровской мэрии не спешат создавать для детей с инвалидностью безбарьерную образовательную среду

BuroUA: На инвалидном кресле вход воспрещен. Хвалясь количеством инклюзивных классов и групп, в Днепровской мэрии не спешат создавать для детей с инвалидностью безбарьерную образовательную среду
Статьи

В 2009 году Верховная Рада ратифицировала Конвенцию ООН по правам людей с инвалидностью, которая, в числе прочего, гарантирует последним право на образование.  

-В 2012 году была принята государственная целевая программа «Национальный план действий по реализации Конвенции о правах людей с инвалидностью». Она предусматривала, что к 2020 году Конвенция должна заработать на 100%. Проще говоря: все вокруг должно было стать доступным. В том числе и учреждения образования. Но, знаете, как говорят: гладко было на бумаге, да забыли про овраги. В развитии инклюзивного образования в Украине подвижки наблюдаются, но, увы, все происходит не так быстро, как хотелось бы, — говорит юрист ВОО «Национальная ассамблея людей с инвалидностью Украины» Олег Полозюк.

Основная цель инклюзивного образования – социализация детей с инвалидностью. Инклюзия подразумевает, что каждый человек, независимо от имеющихся физических, интеллектуальных, социальных, эмоциональных, языковых и других особенностей, получает возможность учиться в общеобразовательных учебных учреждениях. В европейских странах инклюзивное образование существует более 50 лет. В Украине его начали внедрять десять лет назад.

Развитие инклюзивного образования в Украине тормозит проблема в виде неготовности школ и детских садов принять ученика с особыми образовательными потребностями. В первую очередь имеется в виду отсутствие в учреждениях образования архитектурной доступности – пандусов, подъемников, лифтов, порогопонижения, удобных санузлов и прочего.

В Днепре о развитии инклюзивного образования последние года три рассказывают довольно часто, и делают это с такой гордостью, что складывается впечатление, будто бы с доступностью садиков и школ для детей с инвалидностью проблем вообще никаких не существует. Выбирай какие угодно школу или сад, и посещай себе на здоровье. 

Хвалят развитие инклюзивного образования в основном чиновники. Так, в мае текущего года в мэрии назвалиДнепр одним из лидеров по внедрению инклюзивного образования. В пресс-службе Днепровского городского совета сообщили, что в 64 учебных учреждениях Днепра открыто 225 инклюзивных классов, которые посещают 300 детей с инвалидностью.

По детским садам статистика более скромная. В 15 садиках были открыты 15 инклюзивных групп, которые посещают 21 ребенок с инвалидностью.

Недавно развитие инклюзии в городе похвалила кандидат социологических наук, эксперт в сфере регионального и городского развития Надежда Михно. Она сообщила, что в Днепре инклюзивное образование развивается довольно успешно. Михно отметила, что для детей с инвалидностью открываются инклюзивные классы, создаются библиотеки и ресурсные комнаты для проведения коррекционно-развивающих занятий.

А как быть с безбарьерной образовательной средой? Уделяют ли в Днепре внимание ее созданию? Ведь говорить об инклюзивном образовании, не заботясь о том, чтобы учреждения образования были оборудованы элементами этой самой безбарьерной среды, мягко скажем, не по совести. 

В статье 20 Закона Украины «Об образовании», который вступил в силу в сентябре 2017 года, говорится, что учреждения образования при необходимости создают инклюзивные классы для обучения детей с особыми образовательными потребностями. Повод для создания инклюзивного класса – обращение в учебное учреждение родителей ребенка с инвалидностью, или же самого ребенка.

Получив заявление, руководство школы в обязательном порядке создает инклюзивный класс. Помимо этого, учреждение образования должно создать условия для обучения ребенка с инвалидностью в соответствии с индивидуальной программой развития и с учетом индивидуальных потребностей и возможностей ученика.

Если в школу приводят ребенка с аутизмом, то учебное учреждение обязано позаботиться о создании комнаты психологической разгрузки, если ученик нуждается в таковой, и пр. Если же ребенок передвигается на инвалидной коляске, то в учебном учреждении должны появиться пандус на входе, подъемник в здании, удобный санузел с поручнями и прочие необходимые элементы безбарьерной среды.

Учителя ряда днепровских школ объяснили нам, что финансовых возможностей закупать все необходимое для ребенка с инвалидностью у учреждений образования нет, и быть не может. Все, чем располагают школы и садики, – родительские деньги. Закупки для школ и садиков проводит их балансодержатель – Департамент гуманитарной политики Днепровского горсовета.

-Получив заявление от родителей ребенка с инвалидностью, мы моментально сообщаем об этом в Департамент гуманитарной политики. Создаем инклюзивный класс или группу, формируем список того, что нужно закупить, чтобы адаптировать школу или садик для конкретного ученика, и также передаем в департамент. Список необходимого нам помогают формировать дефектологи, психологи, родители ученика с особыми образовательными потребностями, — рассказывает завуч одной из городских школ на левом берегу Днепра.

Напомним, что по информации городского совета, по состоянию на май текущего года, в 64-х школах функционировало 225 инклюзивных классов и 15 инклюзивных групп в 15-ти детских садах. Следовательно, 64 школы и 15 садов, которые посещают дети с инвалидностью, должны быть адаптированы для учеников и воспитанников с особыми образовательными потребностями. Давайте наведаемся в некоторые из этих учреждений и посмотрим, каким именно образом их адаптировали к потребностям детей, передвигающихся на инвалидных креслах.

Недоступные школы

У дочери Натальи Алексеевой Софии ДЦП. Девочка передвигается на инвалидной коляске, а также при поддержке другого человека. С декабря прошлого года София посещает школу №118, которая находится недалеко от ее дома. До этого ребенок учился в Вальдорфской школе.

-До школы я везу дочку в инвалидной коляске. Перед крыльцом поднимаю ее, и дальше уже веду под руки. Для детей с ДЦП школа, которую посещает мой ребенок, недоступна. Пандусов там нет. Ни на входе в учебное учреждение, ни в самом здании, которое состоит из трех этажей. Разумеется, это неудобно. Раньше у нас был ассистент, сейчас его нет, поэтому я сама вожу дочку с этажа на этаж. Лестницы между этажами очень неудобные и небезопасные. Я уже приловчилась водить ребенка, и то волнуюсь сильно, — рассказывает Наталья.

Оборудованных для ребенка с инвалидностью туалетов в школе №118, как и во многих других школах города, нет.

— Общим туалетом дочка воспользоваться не может. Там все для нее неудобно. Она пользуется учительским санузлом. В школе №118 София учится второй год, и за это время в учебном учреждении не сделали ничего, чтобы оно стало более удобным для ребенка с инвалидностью. Директор школы подавала заявку в департамент гуманитарной политики с перечнем того, что нужно сделать, чтобы учебное учреждение стало удобным для ребенка с инвалидностью, но никакой реакции до сих пор не последовало, — говорит Наталья Алексеева.

Директор школы №118 Инна Щербакова подтвердила, что учебное учреждение не приспособлено для человека с инвалидностью, который либо вообще не ходит, либо ходит при поддержке другого человека, а также рассказала, что обращалась в Департамент гуманитарной политики по поводу проведения мероприятий по адаптации школы под потребности ребенка с ДЦП.

-Ученица с ДЦП у нас учится второй год. Туалетов, которые были бы удобны для нее, в школе нет. Девочка не ходит самостоятельно. Она передвигается только с помощью другого человека, поэтому, конечно же, отсутствие удобных и приспособленных санузлов – это дискомфорт. Что касается пандусов, то их у нас тоже нет. На входе у нас всего две ступеньки, еще три — в холле. Тут проблемы особой не возникает, а вот спуститься с этажа на этаж, ребенку, который не ходит самостоятельно, уже очень сложно. Можно, наверное, сделать какие-то подъемники, чтобы ученице было удобно, можно отремонтировать туалет и оборудовать его поручнями. Когда София пришла к нам, я подавала заявку в департамент, писала, что нужно провести ремонт туалета. Там знают, что у нас учится ребенок с инвалидностью. Но пока еще ничего не сделали. Сейчас вот начали ремонтировать спортивный зал. Закончить работы обещают до конца 2020 года. Потом, сказали, и туалеты в порядок приведут, — говорит директор школы №118.

Сейчас дочка Натальи Алексеевой учится в девятом классе. Выполнит ли Департамент гумполитики ремонт санузлов в учебном учреждении до того как ребенок закончит школу? В сомневается и мама Софии, и учителя школы.

-Вообще инклюзивное образование предусматривает, что ребенок с инвалидностью свободно посещает школу наравне с другими учениками. У нас же инклюзия – это сплошная полоса препятствий и для ребенка, и для родителей. Не школы адаптируют для детей с инвалидностью, а детей с инвалидностью адаптируют под школы! Вот такая вот у нас инклюзия, — резюмирует Наталья Алексеева.

Дочка Елены Шило Полина посещает школу №75. Когда девочке было 4 года, она перенесла инсульт. В результате у ребенка парализовало правую сторону тела. Длительная реабилитация пошла на пользу — Полина научилась ходить самостоятельно.

-Сейчас у моей дочери совсем не работает правая рука, и она прихрамывает. Полина сменила несколько учебных учреждений. В школе №75 дочка учится четвертый год. Сейчас она в 11 классе. Из доступности в школе только пандус на входе. Дальше все так, как и везде – доступности нет. Лестницы очень неудобные и небезопасные. Переходы с этажа на этаж для ребенка с проблемами опорно-двигательного аппарата являются огромной проблемой. Лестница для опорников – это самое страшное, что только может быть. Перила на лестнице есть, а поручней нет. Ступеньки скользкие, школьники бегают. В общем, переход с этажа на этаж – довольно опасное мероприятие. Далеко не все школьники дружелюбные. Не каждый согласится помочь ребенку с инвалидностью спуститься или подняться по лестнице, а самому это осуществить сложно, и часто небезопасно, — говорит Елена Шило.

Школу для ребенка с инвалидностью за четыре года не приспособили. На момент, когда девочка только перешла в нее, новый закон «Об образовании» еще не действовал, поэтому основания требовать от руководства учебного учреждения сделать здание удобным для Полины не было. А потом Полина приспособилась под неудобное учебное учреждение…

-Сейчас дочка самостоятельно переходит с этажа на этаж. Но чтобы ребенок мог это делать, пришлось потратить не один год. Были операции, тренировки, разработки и длительная реабилитация. До операции походы в школу давались нам значительно сложнее. С моей дочкой в школу ходит мальчик, который полностью передвигается на инвалидной коляске. Как он преодолевает препятствия, даже представить не могу. Но все это – вопрос к распорядителям бюджета, не к директорам, и не к учителям. Руководство школы и преподаватели у нас очень хорошие. Всегда идут нам на встречу, помогают, когда нужно. Не всем там везет, — говорит Елена.

Сын Юлии Васильевой посещает школу № 6. У мальчика ДЦП. До недавнего времени ребенок ходил самостоятельно. После проведенной в прошлом году операции мальчик пока не ходит.

-Мы школой довольны. Весь первый класс сын ходил в школу. После ребенку сделали операции, и сейчас он находится на домашнем обучении, так как пока еще ходить не начал. Класс сына находится на третьем этаже, подняться туда нереально. Директор говорила, что будет добиваться, чтобы в школе построили лифт. Он очень нужен. В этом году мы еще планируем быть на домашнем обучении, а в следующем, даже в случае, если ребенок не пойдет, будем ходить в школу. Будем привозить его на коляске. Ну и как-то решать проблему, как понять ребенка на третий этаж, как спустить в столовую, — говорит Юлия Васильева.

Основное достоинство школы № 6, по словам Юлии, – понимающее руководство и преподаватели. И учителя, и директор школы всегда и во всех вопросах идут навстречу ученику с ДЦП. С архитектурной точки зрения школа № 6 для ребенка с инвалидностью недоступна. Единственное что там есть – пандус на входе.

-В туалетах не хватает поручней. Я поднимала этот вопрос, говорила с директором перед тем, как ребенка должны были прооперировать. Директор пообещала, что будут заниматься решением проблемы, когда будет понимание, продолжит мой сын учебу или нет. В плане доступности проблемы в школе есть. Такие же, как и везде. Но, повторюсь, что школа нам очень нравится из-за людей, которые в ней работают. Я общаюсь с родителями детей с инвалидностью, которые посещают обычные школы. Не всем так повезло с учебным учреждением как нам. У нас директор и учителя реально стараются. Вникают в проблему, понимают и идут на встречу. Обычно преподаватели не особо хотят возиться с детьми с инвалидностью, — говорит Юлия. 

Несколько учителей школ, где есть инклюзивные классы, объяснили нам, что основная проблема обучения учеников с особенными образовательными потребностями заключается как раз в том, что их нужно приспосабливать под неудобные здания школ. А это на практике не так просто.

-У нас в седьмом классе учится ребенок с ДЦП. Самостоятельно он не ходит. Из доступности у нас – старый пандус на входе. Все! Остальное для ребенка, который передвигается на инвалидной коляске, недоступно. Когда ученик находится в начальной школе особых проблем не так много, так как дети находятся в одном классе. В основном неудобства связаны с походом в туалет. Санузлы в нашей школе не приспособлены для ребенка с инвалидностью, — рассказывает учитель школы №96.

Когда ребенок переходит в старшую школу, возникает необходимость ходить по кабинетам, которые расположены на разных этажах. И тут уже начинаются серьезные проблемы и для ученика и для преподавателей.

-У нас в школе 4 этажа. Нашему ребенку с ДЦП помогают подниматься старшеклассники, учителя, родители. Это проблема для всех. И в первую очередь для ребенка, который испытывает огромный дискомфорт, и физический, и моральный. Туалетов удобных, как я уже говорила, у нас нет. Это серьезная проблема. За границей школы и садики полностью приспособлены для детей с инвалидностью. Никаких проблем там нет. У нас же инклюзия – одна сплошная проблема. Причем абсолютно для всех участников данного процесса. Родители приводят детей, школы принимают их, а дальше… Это сложно, и если кто-то скажет, что ребенок с инвалидностью, а особенно тот, который передвигается на инвалидной коляске в школе, которая для него не приспособлена – просто, не верьте! Просто – это когда нет препятствий, а у нас препятствие на препятствии. Условий для детей с инвалидностью нет. Школы и преподаватели совершенно не против обучать таких учеников, только создавайте нормальные условия! У школ финансовых возможностей построить пандус или лифт, нет. Для нас это дорого, — говорит учитель.

Доступность за деньги родителей

Созданием безбарьерной образовательной среды, напомним, занимается Департамент гуманитарной политики Днепровского горсовета. Точнее должен заниматься.

В сентябре текущего года городской совет организовал пресс-тур в детский сад №340, который посещает ребенок с аутизмом. Цель данного мероприятия – продемонстрировать журналистам, как городской совет развивает инклюзивное образование, и заботится о детях с инвалидностью.

Когда мы пообщались с дефектологом и заведующей детским садом № 340, были удивлены уровнем цинизма организаторов данного мероприятия. Во время общения с сотрудниками детского сада выяснилось, что на создание условий для ребенка с аутизмом городской совет не потратил ни копейки бюджетных денег!

-Когда к нам пришел ребенок с аутизмом, возникла необходимость создать для него место для уединения – комнату психологической разгрузки. Она была необходима. Мы такую комнату обустроили. Выделили небольшое помещение, привели его в порядок, отремонтировали, купили все, что было нужно для ребенка. Все это сделали за деньги детского садика. Сейчас наша воспитанница приходит сюда, комната ей нравится, — говорит психолог садика №340 Оксана Тогобецкая.

О том, что садик № 340 будет посещать ребенок с особыми образовательными потребностями, в департаменте гуманитарной политики знали. Руководитель учреждения поставила чиновников в известность после того как получила заявление от родителей. Также в мэрии знали, чем конкретно необходимо обустроить детский садик для новой воспитанницы. Знали, но никак не отреагировали.

-Родители написали заявление, что отдают ребенка в наш садик. Мы тут же уведомили об этом Департамент гуманитарной политики. Указали все то, что нужно приобрести для ребенка. Речь идет о материалах для развития моторики, логики, мышления. Ребенок ходит в садик второй год, но пока мы еще ничего не получили. Все, что сделали для нашей воспитанницы, приобрели за деньги садика, — говорит заведующая садиком № 340 Анна Кирсанова.

То есть за счет тех денег, которые родители воспитанников конкретного садика сдают каждый месяц в фонд дошкольного учреждения. Бюджетные деньги на обустройство комнаты психологической разгрузки не тратили.

Переоборудовать одну комнату и купить различные пазлы, конструктор, книги и прочее – это одна статья расходов. А если бы в садик привели ребенка на инвалидной коляске, и возникла бы необходимость переоборудовать вход, туалеты, сделать порогопонижение? Тогда бы эти работы тоже выполняли за счет родительских денег?

Спрашиваем об этом Анну Кирсанову. Она разводит руками. 

-Пандус у нас не предусмотрен. Понижения порогов и бардбров нет. Туалета, который был бы удобен для ребенка на коляске, нет. Если бы к нам привели такого воспитанника, необходимость во всем этом бы непременно возникла. Что бы мы тогда делали? Обращались бы в Департамент, — говорит Кирсанова.

Департамент, который, напомним, узнав о том, что садик будет посещать ребенок с аутизмом, не поспешил создать для него комфортные условия, переложив решение данной задачи на руководство садика. 

По словам заведующей одного из садиков, руководители школьных и дошкольных учреждений, а также директора школ опасаются лишний раз обращаться в Департамент по вопросам, которые касаются каких-либо закупок. О том, чтобы отправляться к чиновникам, и со скандалом отстаивать права учеников, и речи быть не может.

-Последние четыре года мы работаем в сложных, напряженных условиях. Я как руководитель не могу отстоять интересы детей, интересы садика только потому, что понимаю – будь я тысячу раз права, вылечу с работы в два счета. Возможности и денег судиться с мэрией, доказывая, что меня уволили незаконно, нет. С нами никто сейчас не разговаривает. Мы пишем каждый год бюджетные запросы, подаем в департамент, а дальше… А дальше ничего. Ругаться с чиновниками бесполезно – моргнуть не успеешь, как окажешься на улице, — рассказывает директор одного из садиков Днепра.

Адаптировать учреждение образование под ребенка с инвалидностью, который ходит самостоятельно, за деньги, которые это учреждение получает от родителей воспитанников, хоть и сложно, но все же возможно. А вот чтобы адаптировать школу или садик под ребенка, передвигающегося на инвалидной коляске, нужно много денег, и тут без помощи мэрии никак не обойтись.

При желании в школе можно построить и пандус, и подъемник. Причем, как снаружи, так и внутри здания. Прекрасным примером может послужить школа в пгт. Соленое, которую закончили реконструировать в прошлом году. После реконструкции в здании появились удобные подъемники для учеников, которые передвигаются на инвалидных колясках. В школе построили подъемники на входе, на втором этаже, во внутреннем дворе и даже для сцены в актовом зале!

-Я ездила в школу в Соленом, и с трудом поверила в то, что вижу. Это не школа, а мечта! В небольшой сельской школе сделали доступность не хуже, чем в заграничных школах. Там есть доступные для ребенка на инвалидной коляске санузлы, несколько подъемников, автоматические двери! – говорит Наталья Алексеева.

В Днепре ремонтам школ тоже уделяют внимание. Только вот делать их доступными настойчиво не хотят.

С мая 2007 года по апрель 2019 года в Украине действовали ДБН В.2.2-17:2006 «Здания и сооружения. Доступность зданий и сооружений для маломобильных групп населения». В данном документе подробно расписаны требования к проектированию и реконструкции зданий и сооружений, выполнение которых существенно облегчает жизнь людей с инвалидностью. Придерживайся ремонтники этих норм при выполнении капитальных ремонтов тех же школ и детских садов, здания были бы доступны для детей с инвалидностью. Единственный минус ДБН В.2.2-17:2006 заключался в том, что документ носил рекомендательный характер.

Иными словами, создавать в здании доступность в соответствии с ДБН, или же нет, нужно было решать заказчику капремонта школы.

В Днепре созданием безбарьерной среды непосредственно в здании школы добровольно не занимаются. В декабре 2018 года в городе начали капитально ремонтировать школу №7, которая расположена на улице Тверской. Заказчиком капремонта выступал городской совет в лице департамента благоустройства и инфраструктуры. Стоимость договора по выигранному компанией «Днипробудпрогресс» тендеру составила 42 673 166 гривен.

Из доступности в учебном учреждении сделали добротный пандус на входе. Дальше здание для человека на инвалидной коляске недоступно.

— Нам отремонтировали фасад, крыльцо. Озеленили территорию, построили стадион хороший. Перед входом сделали пандус. Раньше его не было. В самой школе нет ни пандусов, ни подъемников. Ничего, что было бы удобно ребенку с инвалидностью, нет. Туалетов тоже нет. Но дело в том, что у нас и детей с инвалидностью среди учеников нет, — говорит сотрудница школы № 7. 

А если такой ребенок придет учиться в школу? Что тогда? Носить с этажа на этаж на руках? 

Школу №9, которая расположена в районе бывшего магазина «1000 мелочей» на улице Мостовой, тоже начали ремонтировать в 2018 году, когда еще действовал рекомендательный ДБН В.2.2-17:2006.

Заказчиком выполнения ремонта выступил Департамент капитального строительства Днепропетровской ОГА. Тендер с ценовым предложением 38 055 372 гривен выиграла компания «Центрум-Буд».

В случае школы № 9 здесь дело пошло чуть-чуть дальше, чем пандус на входе.

-У нас два здания. В одном из них построили ресурсную комнату. Рядом с ней сделали хороший туалет, который удобен для ребенка на инвалидной коляске. К обоим зданиям построили пандусы. В основном здании у нас три этажа. Во втором – два этажа. Ни подъемников, ни лифтов у нас в школе нет. Детей, которые передвигаются на инвалидных колясках, среди наших учеников пока нет. Если такие ученики появятся? Пока разъяснений на этот счет нет, — говорит директор школы Анжела Киба.

Что интересно, этот же Департамент выступал заказчиком капитального ремонта школы в Соленом, которую смело можно назвать образцово-показательным учреждением образования, в котором создана безбарьерная среда.

Скорее всего, проблема в виде избирательного подхода к созданию в школах и садиках безбарьерной среды существовала бы всегда, если бы в апреле 2019 года не появился новый ДБН В.2.2-40:2018 «Инклюзивность зданий и сооружений», нормы которого стали обязательными к выполнению. В Национальной Ассамблее людей с инвалидностью Украины надеются, что новые нормы позволят сделать определенный прорыв в создании безбарьерной среды как минимум на социально значимых объектах.

Инклюзия есть, доступности нет

Ремонт городской школы за деньги областного бюджета больше исключение из правил, нежели правило. В основном город собственными силами ремонтирует школы, делая их комфортными и безопасными для учеников.

Мы потратили две недели на то, чтобы пообщаться по поводу доступности школьных и дошкольных учреждений с представителями Департамента гуманитарной политики.

В пресс-службе Днепровского городского совета нам пообещали организовать интервью с главным специалистом сектора социальной защиты отдела образовательной деятельности департамента гуманитарной политики Оксаной Олешко. Встреча с чиновницей, которая отвечает за доступность учебных учреждений, срывалась полторы недели подряд. Два дня Оксана Олешко отсутствовала на работе по состоянию здоровья. В остальные дни, как нам объясняли в пресс-службе, возможность пообщаться с журналистами чиновница найти не могла. Она либо не отвечала на телефонные звонки сотрудников пресс-службы, либо была на выездных совещаниях. В Департамент гуманитарной политики, ни по одному из указанных номеров мы дозвониться так и не смогли.

А жаль. Возможно, представители департамента смогли бы объяснить, почему в школах, где учатся дети с инвалидностью, которые передвигаются на инвалидных колясках, для них не создают комфортных условий, продемонстрировали бы школы и садики, которые доступны для таких воспитанников и учеников, и поделились бы планами относительно создания безбарьерной среды в учреждениях образования. Ведь подобные заявления о том, что Днепр является одним из лидеров по внедрению инклюзивного образования, должны иметь под собой какие-то реальные основания, помимо статистических данных о количестве инклюзивных классов, открытие которых в ряде случаев — заслуга педагогов, а не городской власти.

В контексте темы инклюзивного образования невозможно не вспомнить про еще одну историю, которая касается музыкальной школы №11 и ее 19-ти учеников – детях с инвалидностью.

Летом 2018 года начальник управления культуры департамента гумполитики Евгений Хорошилов и глава общественного совета при Днепровском городском совете Лилия Богачева похвастались, что в музыкальной школе № 11 откроется инклюзивный класс, в котором будут обучать музыке слабовидящих и незрячих детей, а также детей с аутизмом.

-Пройден очень большой путь, и мы нашли возможность открыть инклюзивный класс на базе музыкальной школы №11. Мы стали первопроходцами, потому что нигде в Украине такого класса пока нет, — радостно рассказывала Богачева, акцентировав внимание на том, что созданию инклюзивного класса лично поспособствовал мэр Борис Филатов.

Событие для города действительно уникальное. И, признаться честно, слушая новость о том, что в музыкальной школе будут обучать музыке детей с инвалидностью, сомнений в том, что город создаст для них комфортные условия, вообще не возникало.

Инклюзивный класс действительно открыли. Но условий для детей с инвалидностью в музыкальной школе в итоге так и не создали. Недавно в СМИ появилась информация о том, что школе № 11 необходима материальная помощь для проведения ремонта в классах, в которых занимаются дети с инвалидностью. Объявление о помощи опубликовала детский психиатр Лариса Сурженко.

-В 2018 году появилась инициатива, чтобы дети, у которых есть проблемы со слухом, зрением, речью, а также дети с задержкой развития занимались музыкой. Были разработаны уникальнейшие программы для обучения таких деток. На базе музыкальной школы № 11 был открыт инклюзивный класс. В школу приехала комиссия, обследовала помещение. Было принято решение сделать ее доступной для детей с инвалидностью, — рассказала нам Лариса Сурженко.

В музыкальной школе не нужно было делать что-то сверхъестественное. Все что было нужно — привести в порядок пол, заменить батареи, сделать безопасными санузлы.

-Высчитали, что на все работы нужно 200 тысяч гривен. Для бюджета деньги небольшие, для школы – неподъемная сумма. Школе вроде бы как выделили необходимую сумму. Около года назад пришла бригада строителей, ободрала в двух классах обои, заменили несколько батарей и все… На этом преобразование школы закончилось. Работы на сегодняшний день так и не возобновили, – говорит Лариса Сурженко.

Учитель музыкальной школы №11 Галина Екатеринина, которая обучает музыке детей с инвалидностью, показала нам учебные классы с ободранными обоями, неудобными порогами, неприспособленными туалетами и плесенью на пололке.

-Мы как могли, своими силами исправили ситуацию с обоями, но в целом лучше все равно не стало. С полом же мы ничего сделать невозможно. В одном из классов он вообще провалился. Чтобы дети не падали, подложили доски. Пороги у нас неудобные очень. Хочется, чтобы у наших детей с особыми образовательными потребностями были комфортные условия для получения музыкального образования. Пока таких нет, — рассказывает Галина Екатеринина.

В управлении культуры Департамента гуманитарной политики открытие инклюзивных классов в музыкальной школе № 11 без создания надлежащих для этого условий объяснили безответственностью директора музыкальной школы.

-Открыли инклюзивный класс, начали организовывать обучение. Вообще у школы достаточно плохая материально-техническая база. Она находится в цокольном этаже жилого дома. Когда начали заниматься обеспечением, поняли, что там сложно организовать то, что хотелось бы. Там трубы канализационные по потолку проходят, туалеты нужно переоборудовать. Начали искать варианты и нашли один наиболее приемлемый – перевести инклюзивные классы в помещение библиотеки, которая находится в доме напротив. Там буквально 100 метров. Но родители детей с инвалидностью отказались. Они объяснили это тем, что их дети должны социализироваться, что отделять и переводить их в другое здание не нужно. Тогда решили ремонтировать что есть. Заказчиком работ выступала школа. Работы в каникулярный период сделать не успели, договор директор расторгла. Там вообще проблемы были с директором, — рассказал директор управления культуры департамента гуманитарной политики Евгений Хорошилов.

6 декабря музыкальная школа №11 получила нового директора, которая обещала создать нормальные условия для детей с инвалидностью.

Экс-директор музыкальной школы №11 Евгения Ляхова комментировать ситуацию, касающуюся отсутствия доступности в инклюзивных классах, отказалась.

Сотрудники музыкальной школы говорят, что претензии к работе Ляховой были. Но причиной ее увольнения стал скандал, связанный с тем, что в СМИ попала информация об отсутствии доступности в школе, в которой обучаются 19 детей с инвалидностью.

Будем надеяться, что в музыкальной школе детям все же создадут нормальные условия для обучения. Также мы надеемся, что если в будущем в Днепре будут возникать проблемы, связанные с темой инклюзивного образования, а именно отсутствия доступности в учебных учреждениях, то решаться они будут не путем увольнения руководителя школы или садика, а путем финансирования мероприятий по созданию безбарьерной среды.



Эта публикация была подготовлена в рамках проекта «Знак неравенства. Реализация прав людей с инвалидностью в условиях Днепра» при финансовой поддержке Европейского Союза. Ее содержание является ответственностью исключительно ОО «Бюро» и необязательно отражает взгляды Европейского Союза. 


Рейтинг материала «На инвалидном кресле вход воспрещен. Хвалясь количеством инклюзивных классов и групп, в Днепровской мэрии не спешат создавать для детей с инвалидностью безбарьерную образовательную среду» от автора Максим Шевелев - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2020 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти  · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP