Иллюзорная доступность. Как в мэрии Днепра превращают удобный низкопольный общественный транспорт в недоступный для людей с инвалидностью

BuroUA: Иллюзорная доступность. Как в мэрии Днепра превращают удобный низкопольный общественный транспорт в недоступный для людей с инвалидностью
Статьи

Доступность днепровского общественного транспорта, о которой так любят говорить городские чиновники, хороша в теории. На практике днепряне с инвалидностью как сталкивались, так и сталкиваются с многочисленными препятствиями при попытке воспользоваться этим «доступным» транспортом.

Представьте ситуацию. Вы вышли из дома, привычным маршрутом добрались до остановки, и ждете автобус, который доставит вас туда, куда вам нужно. Но вместо обычного автобуса к остановке подъезжает крохотная экскурсионная маршрутка, до отказа забитая пассажирами. Расстояние между сидениями в маршрутке настолько мало, что у вас нет другого выхода, как забраться на сидение с ногами, и ехать в такой неудобной позе до пункта назначения. Понимая, что такой вариант передвижения для вас, мягко скажем, не комфортен, вы остаетесь на остановке ждать другой транспорт.

Следом приходит трамвай. Однако попасть в его салон можно только через окно, которое в придачу находится так высоко, что добраться до него вы можете только с помощью стремянки. Стремянки у вас с собой, разумеется, нет. 

После трамвая к остановке подъезжает троллейбус. Он большой, просторный, и двери у него находятся там, где они, собственно, и должны находиться. Вот только открыть их возможным не представляется: водитель потерял ключ. Взбираться по хлипкой боковой лестнице, дабы пробраться внутрь через люк на крыше, — не самый лучший вариант. 

Итого, пропустив с десяток автобусов, трамваев и троллейбусов, по тем или иным причинам вам, пассажиру, не подходящих, спустя почти два часа вы наконец добираетесь до своего офиса…

Абсурдно? Более чем. Но именно так выглядит поездка в общественном транспорте в глазах людей, передвигающихся на инвалидных колясках. Дорога на работу, в поликлинику, на рынок, в кино, в гости для них практически всегда сопряжена с дискомфортом и негативными эмоциями.

В глазах же чиновников Днепровского горсовета, которые занимаются вопросами развития транспортной инфраструктуры, городской общественный транспорт Днепра с каждым годом становится все более доступным для горожан с инвалидностью. 

За последние четыре года Днепр, признанный лидером среди других украинских городов по развитию электротранспорта, закупил несколько десятков низкопольных, оборудованных откидными пандусами и специальными местами для людей с инвалидностью, троллейбусов. О доступности нового подвижного состава для людей с инвалидностью в мэрии говорят часто и густо. 

Так, в ноябре 2016 года мэр Днепра Борис Филатов торжественно вручил сотрудникам КП «Днепровский электротранспорт» паспорт на новый низкопольный троллейбус БКМ-321D белорусского производства, который был оснащен пандусами и кнопкой связи с водителем. Мэр подчеркнул, что троллейбус удобен для людей с инвалидностью, и пообещал, что аналогичный подвижной состав будет появляться в Днепре и дальше. 

В 2017 году город презентовал два низкопольных троллейбуса на автономном ходу, которые запустили на маршруте № 14. Новый транспорт был оборудован пандусами, а также местами для пассажиров с нарушением опорно-двигательного аппарата. Тогда на доступности троллейбусов акцентировал внимание директор Департамента транспортной инфраструктуры Игорь Маковцев.

В 2018 году город получил очередную партию низкопольных троллейбусов. И в этот раз внимание было акцентировано на доступности подвижного состава для людей с инвалидностью.

Помимо прочего, в мэрии часто хвалятся доступностью автобусов. Несколько месяцев назад частный перевозчик ООО «Днипробас», с которым город заключил временный договор, выпустил на городские маршруты 42 низкопольных автобуса большой вместимости, оборудованных пандусами.

-Автобусы низкопольные, оборудованы местами для перевозки людей с инвалидностью. Сейчас есть проблема, когда на промежуточных остановках люди не могут совсем сесть в автобусы. Ждут по 20-30 минут, а в некоторых местах по 40 и даже 50 минут. Поэтому большие автобусы помогут таким людям сесть в любом случае и добраться до места назначения быстрее, — рассказывал специалист сектора контроля Департамента транспортной инфраструктуры Днепровского горсовета Иван Васючков.

То, что в Днепре последние годы уделяют много внимания развитию общественного транспорта, не подлежит сомнению. Как и не подлежит сомнению тот факт, что, закупая очередную партию электротранспорта, или проводя переговоры с частными перевозчиками, в мэрии учитывают интересы людей с инвалидностью. Вот только делает ли наличие низкопольных троллейбусов и автобусов с пандусами общественный транспорт Днепре реально доступным? Таким, чтобы человек на инвалидной коляске с комфортом мог добраться из дома в любую часть города, и точно так же без проблем вернуться обратно? Или же мы имеем дело с доступностью лишь на бумаге?

***

Начнем с трамваев. Ими днепряне, передвигающиеся на инвалидных колясках, пользоваться не могут в принципе. 

Наталья Ципура воспитывает ребенка с инвалидностью. Несмотря на проблемы со здоровьем, дочь Натальи ведет активный образ жизни. Девушка участвует в спортивных марафонах, посещает различные фестивали, получила высшее образование. Общественным транспортом Наталья с дочерью пользуются каждый день.

-Трамваи для нас — табу. В них мне с дочкой и не втиснуться. Во-первых, на входе в трамвай установлены металлические поручни. Во-вторых, ступеньки расположены высоко, а посадочная платформа низко. Не каждому человеку, который ходит самостоятельно, под силу забраться в наши трамваи. А о том, чтобы мне самой поднять коляску с ребенком в салон трамвая, и говорить не приходится. Так что не пользуемся мы трамваями, — рассказывает Наталья.

София Грубова тоже передвигается на инвалидной коляске. Девушка живет на жилмассиве Фрунзенский, общественным транспортом пользуется часто. С Фрунзенского можно уехать на 19-м трамвае, но в его сторону София даже не смотрит.

-В городе нет ни одного трамвая, которым бы я могла воспользоваться самостоятельно. Иногда я езжу на трамвае №1. Прошу пассажиров на остановке, чтобы подняли меня в салон. Это крайне неудобно. И для людей, которые мне помогают, и мне. Ступеньки в трамвае расположены высоко, посадочные платформы — низко. В такой ситуации не только мне неудобно в салон подниматься, но и пожилым людям, людям на костылях. Трамваем № 19 я не пользуюсь. Планирую свои маршруты таким образом, чтобы необходимости ехать в этом трамвае не возникало, — говорит София.

Алена Осадчая имеет первую группу инвалидности, передвигается на инвалидной коляске и, как и наши другие герои, ведет активный образ жизни. Девушка посещает, и сама проводит различные тренинги, ходит на фестивали, концерты, встречается с друзьями. Алена проживает на жилмасиве Левобережный-3, общественным транспортом пользуется каждый день.

-Ни одного трамвая, которым я могу воспользоваться, в Днепре нет. Именно поэтому мне приходится заранее планировать свой маршрут таким образом, чтобы избегать необходимости пользоваться транспортом, который для меня недоступен. У нас на жилмассиве есть трамвай № 19, но я им не пользуюсь, — говорит Алена.

Для людей на инвалидных колясках трамваи находятся под запретом далеко не в каждом украинском городе. К примеру, трамваи, удобные людям с инвалидностью, есть в ХарьковеОдессеВинницеЛьвове. Есть низкопольные трамваи и в соседнем Запорожье.

В Днепре низкопольных трамваев не было, нет, и, скорее всего, не будет. Запуск такого трамвая, как объясняют в Департаменте транспортной инфраструктуры, дело хлопотное и затратное.

-У нас изношенная инфраструктура. 172 километра трамвайного пути, из которых 98% нужно капитально ремонтировать. Это примерно 3 миллиарда гривен! Только после ремонта пути можно будет разговаривать о низкопольных трамваях. Если мы сейчас купим такие трамваи, то они просто не проедут по нашим ямам. Низкопольный трамвай в Днепре на сегодняшний день – это как купить Феррари для езды по грунтовой дороге, — сообщил нам директор Департамента Игорь Маковцев.

По словам Маковцева, в мэрии рассматривают вариант ремонта трамвайного пути за кредитные средства. Но пока конкретных планов и сроков нет.

-Сейчас ведутся переговоры с банками на предоставление кредитов в общей сумме 120 миллионов гривен. Ну, а пока… Мы, увы, не Киев, где с трамвайными путями нет такой проблемы, какая есть у нас, — заявил чиновник.

***

С троллейбусами дела обстоят получше, чем с трамваями, но назвать данный вид транспорта полностью доступным, увы, нельзя. Оказалось, что одной только закупкой низкопольных троллейбусов проблему их доступности для людей на инвалидных колясках, решить невозможно.

-Троллейбусов на жилмассиве Фрунзенский нет. Я слышала, что на маршруте № 1 курсируют низкопольные троллейбусы, и в прошлом году пыталась воспользоваться одним из них. Эксперимент, к сожалению, оказался неудачным. Я прождала низкопольный троллейбус, в который могу заехать самостоятельно, довольно долго. Четыре троллейбуса пришлось пропустить! Представьте, сколько это времени отняло! Все троллейбусы, которые подходили к остановке, были никакие не низкопольные, а самые обычные – с высокими ступеньками. Время поджимало, поэтому в итоге мне пришлось заходить в обычный троллейбус. Спасибо, помогли пассажиры, — вспоминает София Грубова.

Оказавшись в салоне, девушка поинтересовалась у кондуктора, есть ли хоть один низкопольный троллейбус на маршруте. Кондуктор ответила, что конкретно сегодня низкопольные троллейбусы на линию не вышли.

Наталья Ципура с дочкой воспользовались низкопольным троллейбусом всего один раз. 

-Мы живем в Приднепровске, и здесь троллейбусной линии нет. У нас только автобусы. Поэтому то, что Днепр закупает троллейбусы, это хорошо. Но это хорошо недоступно для жителей конкретно Приднепровска, — говорит Наталья.

На жилмассиве Левобережный-3, где живет Алена Осадчая, есть троллейбусный маршрут № 20, который перевозит пассажиров в центральную часть города. Воспользоваться троллейбусом девушка может, но не всегда. 

-Троллейбус № 20 мне подходит, и я им пользуюсь, когда на линии есть низкопольный подвижной состав. Но не все троллейбусы на данном маршруте доступны. Низкопольных не так много. В основном на линию выпускают старые, разваливающиеся троллейбусы с высокими ступеньками, в которые я попасть не могу. В свое время я нашла выход из ситуации. Обзавелась номерами диспетчеров троллейбусного депо, и теперь звоню им, чтобы узнать, есть ли низкопольный троллейбус на линии, и когда он будет на конкретной остановке. Вообще должно работать на маршруте 2-3 троллейбуса низкопольных. Но с ними постоянно что-то случается. То просто не выходят на линию, то уезжают в депо, то еще что-то, — рассказывает Алена.

В апреле текущего года в Департаменте транспорта официально заявили, что у пассажиров появилась возможность отслеживать на сайте EasyWay движение трамваев и троллейбусов, а также узнавать о наличии на том или ином маршруте низкопольного транспорта. 

Для непосвященного горожанина сайт EasyWay выглядит полным нужной и полезной информации. Так, к примеру, 28 ноября текущего года, согласно данным EasyWay, на маршруте №20 из четырех курсировал один низкопольный троллейбус. Еще один низкопольный троллейбус ездил на маршруте №7, три — на маршруте №2, один — на маршруте №4, два — на маршруте № 10, один — на маршруте №14.

Но вот беда. Информация о наличии на днепровских маршрутах низкопольного транспорта, как нам сообщили в профильном городском КП, действительности не соответствует.

-«EasyWay» мы не занимаемся. Нам просто дали туда доступ… В каждом троллейбусе и трамвае установленны GPS-навигаторы, и информация о транспорте автоматически попадает через программный комплекс на «EasyWay». Данные на сайте то правильные, то не правильные, есть там какие-то проблемы, — говорит директор коммунального предприятия «Днепровский электротранспорт» Владимир Кобец. – Низкопольных троллейбусов у нас значительно больше, чем показано на сайте. Примерно 50% от общего количества троллейбусов, которые выходят на линию, низкопольные. 

Достоверную информацию о наличии на том или ином маршруте низкопольных троллейбусов Кобец советует узнавать в депо.

Совет, прямо скажем, не очень хороший. Удобно ли звонить в диспетчерскую перед каждым выходом из дома? Все ли догадаются о том, что низкопольный троллейбус они на том или ином маршруте могут не дождаться, и во избежание долгого стояния на остановке им стоит позвонить в это самое депо? 

Согласитесь, что было бы логичнее, если бы информация о низкопольном подвижном составе находилась в открытом доступе или отображалась на электронных табло, установленных на остановках общественного транспорта. 

Почему при закупке низкопольных троллейбусов в мэрии не подумали о том, каким образом люди с инвалидностью смогут узнавать о графике движения этих троллейбусов? 

***

До недавнего времени Алена Осадчая часто сталкивалась с проблемой отказа водителей троллейбусов опускать пандус.

-Сейчас проблема более-менее решилась. А раньше водители просто не хотели под разными предлогами опускать пандус. Мы поднимали несколько раз эту проблему на заседании комитета доступности в городском совете, и в конце концов ситуация изменилась в лучшую сторону, — рассказывает Алена.

Наличие такой проблемы подтверждает и Александр Усков. Парень тоже передвигается на инвалидном кресле. 

-Были заседания комитета доступности, после которых мы ехали в троллейбусные депо, и проводили встречи с водителями. Я лично с ними общался. Объяснял и просил водителей, чтобы они не боялись нас, чтобы выходили, и опускали пандус. Кто-то услышал, кто-то нет, но в целом ситуация все же стала лучше, — говорит Александр.

В конце октября этого года Татьяна Подзюбан, которая передвигается на инвалидной коляске, не смогла попасть в низкопольный троллейбус № 2 на улице Глинки. Водитель не опустил пандус, сказал, что забыл ключ. 

-Случаи, когда водители выходят на линию без ключей от пандуса, не единичны. Абсурд, не правда ли? Ты стоишь на остановке, видишь низкопольный троллейбус, а попасть в него не можешь. Ключа нет! – говорит председатель общественной организации «Центр социальной адаптации людей с инвалидностью «Океан добра» Ольга Волкова.

В это трудно поверить, но факт остается фактом. Вкладывая миллионы гривен в приобретение низкопольных троллейбусов, город не в состоянии позаботиться об элементарном – должной эксплуатации подвижного состава. Толку от низкопольного троллейбуса при условии, что люди с инвалидностью (о которых, якобы, позаботилась городская власть при закупке подвижного состава) не могут им воспользоваться, — ноль целых и ноль десятых. 

В Департаменте транспортной инфраструктуры и в КП «Днепровский электротранспорт» о ситуации, которая произошла с Татьяной Подзюбан, знают.

-Мы каждый месяц собираем водителей трамваев и троллейбусов, приглашаем на предприятие людей с инвалидностью, объясняем, рассказываем. Просто в том случае получилось так, что на маршруте был чужой водитель. А ключ куда-то закатился, — оправдывается замдиректора КП «Днепровский электротранспорт» Владимир Сусленков.

-Я когда об этой ситуации узнал… Это нонсенс, конечно. Это называется: плыли-плыли, на берегу утонули. Извините, у нас такое есть. У нас безалаберные водители. Других нет. Я могу за эту ситуацию выгнать водителя, но тогда троллейбусы вообще некому будет водить, — говорит Игорь Маковцев.

Показательными увольнениями проблему «безалаберности водителей» не решить. Разве сложно проводить беседы с водителями? Разве сложно взять за правило не выпускать на линию подвижной состав без наличия ключа от пандуса?

Около года назад в троллейбусных депо, по словам Ольги Волковой, смогли решить даже более серьезную проблему.

-Произошел неприятный случай, который мог закончится трагедией. Водитель троллейбуса открыл пандус, чтобы в салон смог заехать человек на инвалидной коляске. И пандус отвалился! Хорошо, что человек не успел заехать на пандус, иначе покалечился бы. После этого случая пандусы стали проверять. Мы тогда очень сильно возмущались, объясняли транспортникам, что нужно же не только закупать низкопольные троллейбусы, но и в обязательном порядке проверять работу оборудования. И не раз в неделю, а каждый день, перед тем как троллейбус выходит на линию, — рассказывает Волкова. — Проблему отсутствия у водителей ключей от пандуса можно решить точно так же. Ежедневная проверка наличия ключа перед выпуском на линию, пока процесс не будет доведет до автоматизма! Все остальное – разговоры. 

Еще одна проблема заключается в том, что далеко не все троллейбусы подъезжают к посадочной платформе.

-Да, в некоторых местах это физически невозможно сделать, и водители вынуждены осуществлять высадку и посадку пассажиров прямо посреди дороги. В такой ситуации человеку на инвалидной коляске никак не подъехать к троллейбусу. Но дело в том, что водители часто не подъезжают к платформе и там, где это реально сделать! – говорит Ольга Волкова.

Мы отправились на остановку на улице Глинки, дабы выяснить, является ли системой тот факт, что городские троллейбусы не считают нужным подъезжать к посадочной платформе.

Из пяти троллейбусов вплотную к платформе подъехал только один. Остальные останавливались на расстоянии 50-100 сантиметров от нее.

Из-за этого свободно зайти в салон троллейбуса удалось далеко не каждому. К примеру, пожилую женщину пассажиры, видя, что она не может самостоятельно подняться по ступенькам, подсаживали в салон троллейбуса №12. Еще одна женщина лет пятидесяти, после двух неудачный попыток забраться в салон и вовсе передумала ехать на троллейбусе, пошла на автобусную остановку.

-И эти люди, которые ходят самостоятельно! А что тогда говорить о горожанах, которые передвигаются на колясках? – говорит Ольга Волкова.

Водитель троллейбуса № 12 объяснил нам, что ему попросту неудобно подъезжать вплотную к посадочной платформе.

-Видите, там стоят столбы? Они никакой функции не несут. Это декоративные столбы. Я не знаю, кто их поставил, но если я остановлю троллейбус прямо возле платформы, могу, сдавая назад, зацепить их и повредить троллейбус! – говорит водитель. 

Можно ли провести с водителями инструктаж и объяснить важность подъезда к посадочной платформе? Разумеется можно. Можно ли сделать так, чтобы для нашего города стало нормой, то, что троллейбусы останавливаются возле посадочной платформы? Можно. Можно ли решить мелкие проблемы в виде декоративных столбиков и каких-то других препятствий, которые мешают водителям подъезжать вплотную к платформе? Можно. Почему данными вопросами не занимаются в Департаменте транспорта и в «Днепровском электротранспорте»? Быть может, потому что та самая безалаберность, о которой говорил Маковцев, присуща не только водителям троллейбусов, но и их руководителям всех уровней? 

***

С доступностью для людей с инвалидностью автобусов в Днепре проблем не меньше. Часто поездка в автобусе превращается для человека на инвалидной коляске в сущий кошмар. Причин этому масса. И отсутствующие в автобусах пандусы, и переполненные салоны, и низкий уровень интеллектуального развития как водителей, так и пассажиров.

Около месяца назад на маршруте № 38 появились низкопольные автобусы большой вместимости. Пару недель Алена Осадчая нарадоваться не могла новому, и как ей казалось, удобному подвижному составу. Оказалось, что автобусы удобны для человека на коляске только в случае, кода едешь в них из тупика в тупик.

— Обычно я садилась в автобус № 38 в тупике на Левобережном-3, и вставала в тупике в центре. Все было нормально. Но недавно имела опыт посадки не в тупике. И это был просто ужас. Я ехала в час пик, поэтому в салоне было много пассажиров. Заехать в автобус было не сложно, но проехать по салону – практически невозможно. Места для людей с инвалидностью были заняты пассажирами. Там были опущены откидные сидения. Я попросила у людей освободить место, предназначенное для инвалидной коляски. Но пассажиры сделали вид, что не услышали меня. Пришлось стоять возле двери. Когда автобус резко остановился, я чуть не перевернулась вместе с коляской. Одна девушка поставила свой рюкзак мне на плечо. Наверное, не заметила меня. Поездка оказалась для меня небезопасной, — рассказывает Алена. – Хотелось бы, чтобы наши горожане были более сознательными, но заставлять их измениться я, к сожалению, никак не смогу.   

Чтобы подобных ситуаций не происходило, по мнению Алены в автобусах большой вместительности должны работать кондукторы.

-Кондуктор ведь не просто собирает деньги за проезд, но также контролирует ситуацию в салоне. Уверена, что если бы в автобусе тогда был кондуктор, ничего подобного бы со мной не произошло, — говорит Алена.

К слову, до того как автобусы большой вместимости вышли на маршрут № 38, собственник компании «Днипробас» Сергей Куликов анонсировал, что в них будут кондукторы. Автобусы работают второй месяц, но кондукторов как не было, так и нет.

Наталья Ципура с дочерью время от времени сталкивается с негативной реакцией пассажиров на ребенка с инвалидностью.

— Пассажиры часто возмущаются, что с ними в автобусе едет человек на инвалидной коляске. Не все люди у нас обладают чувством такта. Я не могу посадить дочку на свободное сидение, поэтому во время поездки в автобусе, она сидит в коляске, а это не всем нравится почему-то. Люди делают замечания. Бывали случаи, когда мне кричали, чтобы я «шла прочь со своей калекой». К такому привыкнуть невозможно. В принципе неприятно, когда так говорят. А тут еще и о твоем ребенке! Сложно все это. Ну а что ты в этой ситуации можешь сделать? Не будешь же пассажирам лекции о толерантности читать? — говорит Наталья.

Не только пассажиры, но и водители зачастую, мягко скажем, усложняют жизнь горожанам с инвалидностью. 

-В основном я еду из тупика в тупик. Меня знают практически все водители на моем маршруте, поэтому без проблем не только пускают в салон, но и помогают. Но бывает, что в центре я сажусь в автобус №87-Б. И вот там не все так гладко. Пару раз водители попросту отказывались меня брать! В конечном итоге я все равно поехала, и водитель помог подняться в салон, но сколько было шума из-за этого, не описать, — говорит София Грубова.

Алене Осадчей везет с водителями еще меньше. 

— Водители, которые работают на автобусе №38, помогают мне зайти в салон. Проблем фактически нет. В то время как на маршрутах № 51 и 79 есть водители, которые категорически отказываются пускать меня в салон. Не берут, и все! Говорят, что я им буду мешать. Что, мол, другие пассажиры не смогут пройти из-за меня в салон, — рассказывает девушка.

Наталья Ципура и ее дочка тоже имеют негативный опыт общения с водителями. 

-Поездка в автобусе для нас с дочерью — это практически всегда череда сложностей. Во-первых, на автобусы всегда очередь. Если мы стоим в очереди первые, то мешаем людям, которые находятся сзади. Поднять ребенка на коляске в салон по узкому проходу на самом деле сложно. Это даже при том, что уже за много лет я приловчилась это делать. Плюс реакция наших людей. Далеко не все доброжелательны к людям с инвалидностью. Кто-то что-то обязательно скажет. Ребенок испытывает дискомфорт, мне неловко. Попробуйте когда-нибудь в час пик парализовать движение очереди, поймете, о чем я говорю, — рассказывает Наталья.

Часто Наталья просит водителей открыть заднюю дверь, дабы иметь возможность зайти в салон, не задерживая очередь.

-Некоторые соглашаются, некоторые – нет. В конце сентября моя дочь участвовала в марафоне. Когда мы возвращались домой, я увидела, что на остановке 35-го автобуса много народу. Подошла к автобусу, который был следующим в очереди, попросила разрешения зайти в салон через заднюю дверь. Водитель нам отказал. При этом я не просила о помощи! Я просила лишь открыть заднюю дверь, чтобы я могла без спешки зайти в салон с дочерью, — рассказывает Наталья. – Отказ был мотивирован тем, что вместе со мной в салон, якобы, могут зайти люди, которые не заплатят за проезд. 

***

Низкопольные автобусы с пандусами и «Богданы» с подъемниками есть не на каждом маршруте. И для людей с инвалидностью это проблема.

— Большинство автобусов и маршруток, которые курсируют по городу, имеют ступеньки. Никаких пандусов и подъемников нет и в помине. Такой подвижной состав для меня недоступен. На Левобережном-3 довольно широкий ассортимент автобусов и маршруток, но воспользоваться я могу только автобусом № 38. Остальное для людей на инвалидных колясках не предназначено, — говорит Алена Осадчая.

София Грубова уезжает с Фрунзенского на автобусах большой вместимости или «Богданах» — автобусах средней вместимости. Маршрутки девушка вынуждена пропускать.

-Маленькие «спринтеры» практически недоступны. Зайти в них крайне сложно. Даже если у меня получится это сделать, то не смогу пробраться дальше в салон. Придется стоять возле водителя. А это значит, что я перегорожу вход другим пассажирам. «Богданами» я пользуюсь. Там достаточно большое расстояние между сидениями и есть просторная площадка, где я нормально встаю. В салон самостоятельно я заехать не могу. Прошу, чтобы люди помогли и занесли меня. Подъемники в автобусах может быть и есть, но ими никто не пользуется, так как они редко где работают. Один «Богдан» у нас точно с подъемником курсирует. Водителю не нравится его разбирать, так как это занимает много времени, поэтому он с кем-то заносит меня в салон. Меня такой вариант устраивает, поэтому все нормально. Но это меня. А есть люди на колясках, которые боятся, чтобы их поднимали, или коляска более тяжелая, чем моя, и тогда их поднять попросту не могут.

К примеру, у Александра Ускова тяжелая коляска. Ее вес более 100 килограммов. Вес Александра около 90 килограммов. В случае отсутствия пандуса в автобусе мужчина не в салон попадет.

В Приднепровске из маршруток и автобусов Наталья Ципура с дочерью могут воспользоваться только автобусом № 35.

-Весь остальной транспорт для нас недоступен. В какую бы точку города нам ни пришлось ехать, добираемся автобусом №35 до центра, а дальше делаем пересадку, и добираемся уже куда нам нужно. Ездим практически каждый день, и каждый раз поездка – это череда неудобств. У меня ребенок из-за проблем с транспортом не пошел учиться в магистратуру. Дочка получила красный диплом бакалавра, и на этом учеба закончилась, — говорит Наталья.

В Приднепровске на улице Гаванской расположен Днепропетровский гериатрический пансионат, где проживает много людей с инвалидностью, передвигающихся на инвалидных колясках. Единственная возможность для них добраться до центральной части города – воспользоваться автобусом № 35. Учитывая, что автобус № 35 -единственный, который перевозит пассажиров с жилмассива в центр, а также факт наличия пансионата, маршрут можно смело назвать социально значимым.

Как думаете, какое количество низкопольных автобусов выпускает на линию перевозчик? Ни одного! 

— У нас весной ездил низкопольный автобус, в который можно нормально заехать. Потом он поломался и исчез. Другой низкопольный автобус на маршрут № 35 не поставили. Вот, до сих пор его нет. И непонятно, будет ли, — вздыхает Наталья.

Маршрут № 35 обслуживает компания «Автотранссервис». Также она обслуживает маршруты № 121 и 120. На всех этих маршрутах работают автобусы большой вместимости. На маршруте № 120 низкопольные автобусы есть, на маршруте № 121 — нет.

-Маршрутом № 35 пользуются многие жители гериатрический пансионата. Точнее, мечтают пользоваться, так как на маршруте нет ни одного низкопольного автобуса, который был бы доступен для человека на инвалидной коляске. Я время от времени звоню в «Автотранссервис», спрашиваю, почему нет низкопольных автобусов, мне отвечают, что вообще есть, но конкретно сегодня – нет, — рассказывает Ольга Волкова.

26 ноября на маршруте № 35 низкопольных автобусов не было. Волкова набрала «Автотранссервис», спросила, почему нет низкопольного автобуса. Инженер предприятия ответил, что автобус не вышел так как сломался.

— Вообще на маршруте № 35 все автобусы должны быть низкопольными, так как в Приднепровске находится пансионат, где проживают люди с инвалидностью. Их не два и не три человека, а значительно больше! Там без низкопольного транспорта никак, — говорит Ольга Волкова.

Директор предприятия «Автотранссервис» Андрей Русавский, с которым мы связались, чтобы выяснить почему на маршруте № 5 нет низкопольных автобусов, услышав вопрос, разозлился.

— А вы мне скажите, на каком маршруте есть низкопольный транспорт? Всего на пяти маршрутах такой имеется. А сколько всего в городе маршрутов? Около двухсот! Я выпускаю транспорт низкопольный на свои маршруты. Плюс выделяю автобусы совершенно бесплатно, когда люди с инвалидностью куда-то едут группой. Но автобусы имеют свойство ломаться. Это техника. То, что низкопольного автобуса нет на маршруте № 35 полгода, неправда, — сказал Андрей Русавский, и поспешил попрощаться.

Через полчаса директор Автотранссервиса перезвонил нам, сообщив, что с низкопольным автобусом на маршруте № 35 последние полгода действительно были проблемы.

— Он работал, но нерегулярно. Были два крупных ремонта. Я узнавал ситуацию только что… Должен сегодня автобус выехать. И надеюсь, что будет работать постоянно, — сообщил он.

Люди с инвалидностью, проживающие в Приднепровске, тоже на это очень надеются.

***

Даже если в автобусе есть пандус или подъемник, как и в случае с троллейбусами, это не делает транспорт автоматически доступным для человека с инвалидностью.

-Я недавно стояла на остановке и была свидетелем, как молодая мама попросила водителя опустить пандус. Оказалось, что пандус в автобусе не работает. Хотя мне сложно представить, как пандус, который просто откидывается, может не работать. Может быть, водитель просто забыл взять ключ. А может быть обманул, чтобы не помогать женщине, — говорит Алена Осадчая. 

— У нас не так много автобусов низкопольных. И это проблема для людей с инвалидностью. Дополнительная проблема, когда в низкопольном автобусе не работает пандус. А такая ситуация во многих автобусах, — говорит Александр Усков.

— Просто наличие подъемника или пандуса в автобусе не делает его автоматически доступным для человека с инвалидностью. Многие подъемники и пандусы не работают. И это никто не контролирует перед тем, как выпускать транспорт на линию. На маршруте №120 полно автобусов, на которых подъемник не выезжает. В некоторых автобусах устанавливают поручни на входе, делая тем самым недоступным проезд для человека на инвалидной коляске. Так что проблем много даже с низкопольными автобусами, — говорит Ольга Волкова.

По информации, которую нам предоставили в мэрии, для обслуживания людей с инвалидностью на маршруты перевозчики используют 100 единиц автобусов, которые оборудованы пандусами и подъемниками.

Ежедневно на маршруты должны выходить более 1,5 тысяч автобусов и маршруток. Согласно договорам, которые перевозчики заключают с Департаментом транспорта, предусмотрено, что на каждом маршруте должно быть как минимум одно транспортное средство, предназначенное для перевозки людей с инвалидностью.

На маршруте №35 низкопольного автобуса или автобуса с функционирующим подъемником, напомним, не было полгода. Предусмотрена ли за отсутствие доступного транспорта какая-то ответственность для перевозчика? Нет.

Согласно условиям договора, перевозчику грозят штрафные санкции только в случае невыполнения или нарушения условий договора в части заявленного количества транспортных средств на маршруте. В таком случае перевозчик оплачивает штраф в городской бюджет, исходя из расчета 100 гривен за каждую единицу транспорта, которая отсутствовала на маршруте, за каждый день отсутствия.

В случае если перевозчик не выполняет графики обновления транспортных средств, организатор имеет право разорвать договор в одностороннем порядке и оштрафовать перевозчика.

Остальные вопросы и спорные моменты, которые возникают в связи с выполнением договора, решаются непосредственно уполномоченными представителями сторон в срок 10 дней с момента письменного уведомления о возникновении расхождений.

Является ли расхождением с условиями договора то, что перевозчик не выставляет на маршруты транспорт, приспособленный для людей с инвалидностью согласно условиям договора? Разумеется. Так вот, когда Департамент транспорта выявляет, что на том или ином маршруте нет приспособленного для людей с инвалидностью транспорта, он должен направить письменное уведомление перевозчику, а после, вызвать на переговоры, чтобы разобраться в проблеме и решить ее.

Как Департамент узнает об отсутствии на маршруте приспособленных для людей с инвалидностью автобусов? От сотрудников городского диспетчерского центра, которые предоставляют чиновникам ежедневные отчеты, а также контролируют работу сайта gortrans.com.ua, где можно отслеживать движение автобусов, а также узнавать о наличие низкопольного транспорта на конкретном маршруте.

— Вы думаете, что там прямо много низкопольных автобусов? Вообще не больше одной машины на маршруте должно быть. Но их очень мало. На нескольких маршрутах только могут быть, даже не на всех. Но это единицы. На сайте у нас низкопольные автобусы обозначены знаком «человек с инвалидностью», — объяснила сотрудница городского диспетчерского центра.

Напомним, что данный диспетчерский центр снабжает информацией о количестве автобусов на маршрутах, а также о количестве низкопольных автобусах чиновников Департамента транспорта. Следовательно, если сотрудники сходу рассказали нам о нехватке низкопольного транспорта в городе, точно такую же информацию от них получают и в Департаменте транспорта, который напомним, является организатором пассажирских перевозок и должен контролировать соблюдение перевозчиками условий договора!

Судя по рассказам людей с инвалидностью, а также сотрудников диспетчерского центра, об отсутствии на маршрутах автобусов с подъемниками или пандусами, городской совет тема доступности автобусов особо не интересует. Иначе ситуация была бы иной.

К слову, в пункте 3.1.6 договора (скачать), который Департамент заключает с перевозчиками говорится, что организатор перевозок имеет право координировать работу транспортных средств и проводить его перераспределение на маршрутах при обстоятельствах, которые требуют таких действий.

А это значит, что сотрудники Департамента как минимум могли решить проблему отсутствия низкопольного транспорта на социально значимом маршруте № 35, перебросив один автобус, курсирующий на другом маршруте, в Приднепровск. Могли, но не сделали. 

Отсутствие штрафных санкций в договоре за невыполнение пункта, в котором прописано, что перевозчик должен выпускать на маршрут хотя бы один доступный для людей с инвалидностью автобус, и как результат повсеместное нарушение данного пункта, лишний раз подтверждает наплевательское отношение городских чиновников к проблемам людей с инвалидностью.

Именно это наплевательское отношение позволило выстроить в Днепре транспортную систему таким образом, что человек с инвалидностью не может беспрепятственно пользоваться ни одним видом общественного транспорта. Даже тем, который чиновники позиционируют как доступный для всех.


Эта публикация была подготовлена при финансовой поддержке Европейского Союза. Ее содержание является ответственностью исключительно ОО «Бюро» и необязательно отражает взгляды Европейского Союза. 


Рейтинг материала «Иллюзорная доступность. Как в мэрии Днепра превращают удобный низкопольный общественный транспорт в недоступный для людей с инвалидностью» от автора Ольга Фоменко - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2019 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти  · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP