БюроUA. Есть ли вред от тендерной коррупции: наш ответ оппонентам

BuroUA: БюроUA. Есть ли вред от тендерной коррупции: наш ответ оппонентам
Статьи

Одной из задач своей работы редакция БюроUA еще на этапе создания интернет-ресурса выбрала мониторинг и анализ государственных закупок, проводимых в Днепропетровской области, на предмет наличия коррупционной составляющей.

Только за последние 3 месяца по итогам такого мониторинга, осуществляемого при поддержке Международного Фонда «Відродження», нами было направлено 16 заявлений в Антимонопольный комитет Украины с требованием проверить выявленные нами факты нарушения антимонопольного законодательства и принять соответствующие итогам проверок меры.

8 месяцев работы интернет-издания БюроUA стали своеобразным тестом для его аудитории на осознание важности и понимание сути борьбы с коррупцией в тендерных процедурах. Увы, вопреки нашему изначальному оптимизму, у многих читателей тема коррупции в сфере госзакупок оказалась достаточно трудной для осознания.  Мы задумались, почему так? Ответов несколько.

Есть целый ряд наших читателей, судя по всему имеющих отношение к чиновничьим кругам и к большому бизнесу – т.е. к участникам и организаторам тендерных процедур. Эти граждане манипулируют проблемой, сводят её к теме «надо на итоги работы посмотреть». Мол, если в итоге работа или поставка по тендеру выполнена, то и проведенный с нарушением закона тендер можно считать «правильным тендером».

Есть другая группа читателей, которые перекладывают сухую тендерную информацию в свои эмоциональные пакетики: если тендер проводит любимый ими чиновник/начальник/мэр – то любой тендер априори правильный. Здесь, конечно, тон задает огромный отряд пиарщиков, обслуживающих интересы и отдельных политиков/народных избранников, и целых трудовых коллективов органов государственной и муниципальной власти. Именно из этих кругов с завидной регулярностью происходят информационные вбросы о том, что «из-за тендеров мы не успеваем построить что-то грандиозное и крайне нужное», или «Прозорро —  это несовершенная система, которая не помогает, а мешает эффективной работе власти».

Что на это можно ответить?

Для начала можно согласиться с тем, что законодательство о системе госзакупок далеко не совершенно, и к нему существует масса обоснованных претензий. Однако это ведь не дает никому права нарушать закон во имя всеобщего блага. Нельзя так относиться к Закону, как в монологе Райкина «вот здесь играем, вот здесь – селедку заворачиваем». Цель, даже самая благая, не оправдывает средства.

Тендерная коррупция является одним из краеугольных камней экономической деградации государства. Ведь именно через тендеры проходит и может быть разворована основная часть государственных средств и средств местных бюджетов.

По внутренней информации, в каждом из проходящих через структурные подразделения Днепровской мэрии строительном или ремонтном тендере заложено порядка 20-30% «отката». Подрядчик «вынимает» эти средства через субподряды с фирмами-«обналичками» и несет чиновникам. Столько же он «отмывает» и для себя. Получается, что сами работы стоят не более половины стоимости тендера. Таким образом можно говорить об использовании по назначению лишь половины выделяемого на строительные работы бюджета.

Само собой, данная статистика не является официальной: раскрываемость коррупционных правонарушений в Днепре (как, впрочем, и по всей Украине) была и остается катастрофически низкой. Это результат не только коррумпированности правоохранительных и контролирующих структур, но и несовершенства самого Закона в части ответственности должностных лиц за нарушение антимонопольного законодательства при подготовке и проведении торгов.

Иными словами, правоохранителям могут подсчитать ущерб лишь при, допустим, завышении объемов выполненных работ в отчетах. Уголовную ответственность в данном случае делят между собой подписавшие акты выполненных работ представители заказчика и подрядчика.

А вот что касается нарушений антимонопольного законодательства на этапах подготовки и проведения торгов, то членам тендерного комитета и участникам грозит лишь «выписанный» им Антимонопольным комитетом штраф, но никак не уголовная ответственность. Итого – сдерживающего фактора нет.

Регулярно освещаемые БюроUA факты нарушения антимонопольного законодательства в процедуре госзакупок являются индикатором роста тендерной коррупции. Коррупция как таковая начинается именно с тендеров.

Самым распространенным нарушением Закона со стороны тендерных комитетов структурных подразделений Днепровского горсовета и Днепропетровской ОГА (именно этим двум структурам мы уделяем наибольшее внимание в своей работе) является прописывание условий и характеристик закупаемых товаров, услуг и работ четко под определенного участника. Это, например, означает, что при покупке автомобиля КП не только переписывает рекламный буклет конкретной машины (вплоть до указания в миллиметрах колесной базы), но и, явно сверившись с картой, к примеру, указывает в метрах, на каком расстоянии от здания гаража КП должен находится салон продавца с СТО.

Второе самое массовое нарушение — «закрытие глаз» на участие в торгах связанных фирм, и вывод из торгов под любыми надуманными предлогами всех «посторонних» фирм. Связанные предприятия согласовывают и завышают цены, а тендерный комитет делает вид, что способствует развитию «здоровой конкуренции».

Все такие нарушения могут происходить только с ведома и при соучастии членов тендерного комитета и «профильного» чиновника, курирующего работу этого комитета. Все они – звенья одной коррупционной цепи, начинающейся со сговора еще до проведения торгов.

Именно от этих чиновников часто можно услышать оправдание, мол, они были вынуждены так детально прописывать условия закупки под конкретного продавца или помогать победить «хорошо зарекомендовавшей себя фирме» исключительно для общего блага, чтобы и технику купить хорошую, и объект хороший построить.

Но давайте подумаем вместе вот о чем.

Скажем, договорился представитель той или иной фирмы-поставщика заранее с тендерным комитетом, выиграл тендер, поставил Заказчику свою технику. Хорошую технику, добротную. Однако хорошую технику могли поставить и другие юрлица. И, как это часто бывает, по более низкой цене: где-то на тысячу гривен дешевле, а в случае с медтехникой – часто на десятки тысяч гривен. Мы описывали несколько случаев, когда по тендеру закупались механизмы, часть функций которых никогда даже в теории не могла пригодиться конкретному пользователю, но их наличие существенно удорожало агрегат.

О подобном случае БюроUA, к примеру, сообщало в своем расследовании «Золотое здоровье: коррупционные схемы времен Януковича до сих пор действуют в  сфере здравоохранения на Днепропетровщине», когда в больницы города было поставлено оборудование, ряд функций которого в работе местными врачами не использовался никогда, но из-за которого техника стоила на порядок дороже техники конкурентов.

То же касается и участия в торгах связанных фирм. Делается это исключительно для создания видимости конкуренции. Часто к «родственным» конторам присоединяются другие лояльные к Заказчику или участникам фирмы, иногда – реальные участники, которых, само собой, к тендеру не допускают по «притянутым за уши» причинам. Как в таком случае оправдываются чиновники и приближенные к власьтьимущим активисты? Говорят либо об отсутствии конкуренции в сфере закупки, либо об отсутствии желающих.

У этой коррупционной «медали» помимо воровства бюджетных денег, есть и другая сторона, о которой вообще очень редко задумываются. Отсутствие конкуренции, отсутствие реального доступа к торгам – на самом деле убивает бизнес-среду.

Возьмем, к примеру, ремонта автодорог в Днепре и Днепропетровской области. Как известно, последние годы все крупные городские подряды достаются одной фирме (или её клонам), и в прошлом и сегодня близкой к руководству города и региона.

«Кому же еще эти ремонты отдавать? Ведь такой материальной базы больше нет ни у одного предприятия на территории области» — часто слышала я от чиновников. А почему нет?  Потому, что бал правит тендерная коррупция. И другим фирмам нет смысла наращивать или модернизировать свою материальную базу, ведь к бюджетным подрядам их всё равно не допустят.

Одна только цифра в развитие этой темы: если еще 5-7 лет назад в городе и в ближайшей округе функционировали четыре асфальтобетонных заводов, то сегодня такой завод остался только у фирмы-«фаворита тендеров».

Ограничение конкуренции убивает стимул, выводя ряд достойных предприятий из круга потенциальных участников и, по сути, легализуя «договорняки» из-за отсутствия конкуренции. Замкнутый круг, укореняющий коррупцию. Что в итоге? Искусственно созданная фактическая монополия, которая, как известно, приводит к злоупотреблениям. Как следствие — немотивированное завышение цены и сумм «отката», снижение качества работ.

Помню, как несколько лет назад один из участников местного конкурса на право осуществления пассажирских перевозок, как того и требовали условия конкурса, взял в лизинг добрый десяток новых автобусов. По итогу победу на маршруте отдали не ему, а вовсе не имеющей транспорта одесской фирме, «нарисовав» ей лишние баллы за наличие несуществующего подвижного состава. Что в итоге? Одесситы в шелках, днепровский перевозчик – в долгах, причем в прямом смысле слова. Откуда, скажите, взяться стимулу?

Тендерную коррупцию нужно оценивать не только в деньгах, не только в суммах конкретного ущерба бюджету за счет переплат. Эта коррупция влечет за собой еще и глобальный ущерб экономике государства, убивая конкурентную среду. И это должен понимать каждый из нас. Только таким путем мы придем к тому, что сможем свести к минимуму уничтожающую государство коррупционную машину.

 

 

Руководитель проекта БюроUA

ОЛЬГА ЮДИНА 

Рейтинг материала «БюроUA. Есть ли вред от тендерной коррупции: наш ответ оппонентам» от автора Ольга Юдина - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2017 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти   · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP