Асоциальная защита: ремонты за бюджетные деньги в квартирах пенсионеров Днепра выходят «золотыми» и добротными лишь на бумаге

BuroUA: Асоциальная защита: ремонты за бюджетные деньги в квартирах пенсионеров Днепра выходят «золотыми» и добротными лишь на бумаге
Статьи

Согласно парадным отчетам городских чиновников от соцполитики, десятки живущих в Днепре пенсионеров благодаря мэрии обитают в квартирах с красивыми, добротными ремонтами. По факту же старикам достаются дешевые, поклеенные без «подгонки» обои, уложенный сверху на старую плитку линолеум, прикрученные кое-как розетки, неаккуратно покрашенные потолки и дыры в полах. А все потому, что часть выделенных на эти ремонты из бюджета денег при поддержке чиновников оседает в карманах подрядчиков. Иными словами, те, кто, казалось бы, должен защищать интересы пенсионеров, по факту их обворовывает: отстаивает интересы лишь частных структур, подписывая акты выполненных работ с нереально завышенной стоимостью стройматериалов и невыполненными видами работ.

 

Недовольные «довольные» пенсионеры

Не все знают, но ранее действовало Постановление Кабмина № 565 от 20 мая 2009 года, согласно которому в жилищах представителей ряда льготных категорий за деньги государственного бюджета должны делать капитальные ремонты. Среди «счастливчиков», для комфортных условий проживания которых государство ежегодно выделяет деньги — инвалиды войны, люди, имеющие особые заслуги перед Родиной, бывшие узники концлагерей, признанные инвалидами, и другие. Иными словами, старики, часто не имеющие за душой ни копейки.

Итак, за два последних года, пока государство выделяло средства, на ремонты в квартирах льготников в Днепропетровске потратили 1 373 428 грн. (599 528 грн. в 2014 году и 773 900 грн. – в 2015). В общей сложности за эти деньги было отремонтировано 22 квартиры. Точнее по 21 квадратному метру в каждой из 22 квартир. Именно на такую площадь распространяется льгота.

Деньги из госбюджета, как и положено, были переведены заказчику ремонтных работ – управлению труда и социальной защиты населения Днепровского горсовета (сегодня – Департамент социальной политики), чьи сотрудники определяли, кто будет делать ремонты, согласовывали сметы, проверяли, как и положено, все ли работы выполнили строители, и переводили на счета подрядчиков деньги…

-Все льготники довольны качеством ремонтных работ, — уверенно сообщили БюроUA в Департаменте соцполитики.

Неужто, все? У нас иная информация. Причем, полученная от тех же «довольных» льготников.

 — Когда меняли двери, провели неправильные замеры. Не подошли двери. Строители долго возились с ними. Кое-как установили. С балконным блоком была проблема. Как-то его неправильно установили… Мы попросили или переделать, или дать контакты мастеров, которые могут это осуществить, но никто там ничего не переделал, и не дал, — рассказывает внук пенсионерки, проживающей в квартире на Калиновой. – Двери в туалете непонятно как установили. – Мы с ребятами-ремонтниками и ссорились, и спорили…

— С ремонтниками я ругалась постоянно. Они вроде бы и неплохие были, но не особо реагировали на мои просьбы. Сделали пандус на балконе так, что толку от него мне никакого нет. Хотя предполагалось, что он для удобства будет. Потолок плохо покрасили, — рассказывает пенсионерка, проживающая на улице Братьев Трофимовых. – Просила переделать, но никто ничего не сделал.

— В принципе, все нам нравится, — говорит дочка инвалида войны, проживающего на улице Коммунаровская, показывая нам ремонт в квартире. – Двери мы сами попросили не красить, так как отцу плохо от запаха краски становится. Вот кафель положили, только одна кафелинка отпала через неделю, после окончания ремонта. Здесь провода, вот, оставили. Долго этот ремонт делали. Месяца четыре, если не дольше. Мы думали, что он никогда не закончится. Уже пожалели, что связались.

Это не капризы пенсионеров. И сам ремонт, и квартира после ремонта должны быть удобными для жизни и без того обездоленных людей.

Мы не только пообщались с владельцами отремонтированных квартир, но еще, взяв в руки сметы, по которым строители выполняли работы, побывали у некоторых пенсионеров в гостях.

Перед тем как зайти в квартиру инвалида войны, на ремонт которой было потрачено более 42 тысяч гривен, ожидали, что как минимум увидим одну, но качественно приведенную в порядок комнату. Увидели другое — выполненные работы вряд ли соответствуют цене в 42 тысяч гривен. На стенах — дешевые обои, на полу – простенький линолеум, возле мойки – недорогой кафель.

Качество работ тоже оставляет желать лучшего, ремонтники явно рассчитывали на неприхотливость пожилых людей. Обои поклеены без подгонки и неаккуратно, в кафелинах, на месте где должны стоять накладки, зияют две дыры, которые строители просто забыли закрыть. Декоративная чашка люстры не прилегает к потолку, люстра висит косо.

фото 1

Интересно, сделали бы такой ремонт у себя дома подрядчики? Нет. Поклеили бы без подгонки обои в апартаментах какого-нибудь бизнесмена? Нет! Потому что в таком случае не получили бы за свою работу деньги. Ну а в квартире 96-ти летнего старика и без подгонки поклеить можно, не правда ли? Старик искренне рад и такому ремонту, о чем, само собой, сообщил работникам управления Днепровского мэрии, а те отчитались перед безразличной общественностью.

Не особо старались ремонтники и в квартире пенсионерки, проживающей по улице Братьев Трофимовых. Посреди отремонтированной комнаты на потолке – огромное пятно. Оттенки краски не совпали, — так объяснили пенсионерке происхождение пятна строители, и решили не переделывать допущенный ляп.

фото 2

В этой же комнате – вмятина в полу, застеленная линолеумом. Если не знать, что ремонтники занимались откосами, не заметишь, что к ним вообще кто-то прикасался последние лет 15. Чаша люстры не прикручена к потолку, розетки привинчены неровно. О чем это говорит? О банальной небрежности при выполнении работ, ну или о каком-то современном стиле, пока еще неизвестном дизайнерам, зато, повсеместно применяемом ремонтниками, сотрудничающим с нашим управление труда и соцзащиты населения. Характерная черта стиля этого «стиля» – работы на скорую руку.

В доме пенсионера, проживающего в Индустриальном районе на улице Радищева, строители ремонтировали кухню, маленький коридорчик и крышу. Делали под контролем внука старичка, поэтому качество работ здесь лучше, чем в других квартирах. Внук-то в ремонтах разбирается лучше деда, да и за свои права на качество повоевать может. Забегая наперед, расскажем, что наши предположения по поводу внука, подтвердили и строители, выполняющие ремонтные работы. Мужчину, под контролем которого проходила работа, ремонтники запомнили. Очевидно, такие контролеры работникам, на их счастье, встречаются редко.

фото 3

 

Правда, контроль не слишком помог — строители умудрились отличиться и на этом объекте, поклеив без подгонки моющиеся обои. Причем наклеили их так, что пенсионер, спустя несколько месяцев после ремонта, был вынужден покупать клей и самостоятельно приклеивать отставшие от стены бумажные углы…

 

Дешевые «дорогие» материалы

Все как один собственники отремонтированных квартир говорят, что понятия не имеют, сколько денег было потрачено на работы, так как сметы и акты выполненных работ они в глаза не видели, на подпись бумагу им никто не давал. Хотя, загляни пенсионеры в эти документы, несказанно удивились бы: цифры в сметах указывают на то, что в квартирах будто бы проводились приличные евроремонты на суммы, равные пенсиям их хозяев за два-три года.

Берем смету на строительные работы в квартире инвалида войны, проживающего на улице Коммунаровская. По документации строители выполнили более четырех десятков видов работ, которые должны были превратить жилплощадь в картинку.

Так, в смете ремонтники указали, что разобрали полы из поливинилхлоридных плиток в кухне, коридоре и комнате, заделали выбоины в цементных полах, сделали стяжку полов, загрунтовали бетонное основание, постелили линолеум, прикрутили планки и плинтусы. Все эти работы по документам обошлись в 22 464 гривен. По факту строители постелили линолеум сверху на поливинилхлоридные плитки, прикрутив к нему планки и плинтусы.

фото 9

— Нереально провести стяжку пола, не отчистив предварительно его от плитки. Точно так же, как, к примеру, невозможно напечатать в компьютерной программе какой-то текст, не включив предварительно компьютер, — объяснил нам мастер одной из фирм, 12 лет оказывающей услуги по ремонту квартир в Днепре.

Иными словами, несколько наименований работ, указанных в смете, не выполнялись в принципе. При этом деньги в размере 6,5 с лишним тысяч за работы строители получили. Из этой суммы 181 грн. строители, якобы, потратили на разборку плитки, чего по факту выполнено не было, 132 грн. – на заделку выбоин в цементных полах (что заделывать, если цементное основание спрятано пол плиткой, которую не разбирали?), 373 грн. – на устройство стяжек самовыравнивающихся, 5 495 грн. – на самовыравнивающуюся смесь, 309 грн. – на грунтовку бетонных оснований пола.

Воруют и больше, скажете? Согласны. Однако, во-первых, речь идет о финансировании социальной сферы, а здесь каждая копейка должна быть на счету. Во-вторых, за 6,5 тысяч гривен ремонтники могли переклеить обои еще в двух комнатах или же установить пластиковое окно, чего пенсионер, получающий крохотную пенсию, никогда самостоятельно не сделает.

— Линолеум ребята стелили поверх плитки, которая у нас лежала с момента строительства дома. Старенькая такая. Сказали, что так будет теплее. Мы в этом особо не понимаем ничего, поэтому согласились. Строителям-то виднее, — рассказывают пожилые хозяева квартиры.

 Для квартиры инвалида войны ремонтники приобрели два подвеса и одну люстру. В смете есть модель светильников и их стоимость. В частности, подвес «НСБ 01-60-066», согласно смете, обошелся в 1021,02 грн, подвес «Ретро 22046» — в 1122 грн, люстра «НСБ 204-3Х60-031_5» в 1326 грн.

фото 11

Подвесы и люстра действительно были приобретены. Подвесы строители прикрутили к потолкам в кухне и коридоре. А вот люстра, по словам жильцов, была без надобности: не так давно они купили светильник и сами его повесили в спальне. Так и лежит в квартире пенсионера купленная подрядчиками люстра. Зачем покупали, почему не поинтересовались, нужен ли товар хозяевам, не ясно. Такой, стало быть, подход…

фото 10

Чтобы отыскать подобные подвесы и люстры, мы потратили неделю. Не зря. Нашли указанные в смете модели светильников. В «Эпицентре» и интернет-магазине. Только вот стоят они значительно дешевле, чем указали в документах ремонтники.

Подвес «НСБ 01-60-066» в интернет-магазине можно приобрести всего за 345 грн. В «Эпицентре», аналогичный подвес стоит тоже 345 грн. То есть, за сумму, которую строители потратили на покупку одного подвеса, можно купить три аналогичных. Три!

фото 12Фото 12_1

Подвес «Ретро 22046», который строители умудрились приобрести за 1122 грн., стоит в интернет-магазине 852 грн.

фото 13Фото 13_1

На рынке «Озерка», который мы исходили вдоль и поперек, разыскивая идентичный товар, такой подвес можно прибрести за 830 грн.

Люстра «НСБ 204-3Х60-031_5» стоит в интернет-магазине 778 грн.

фото 14Фото 14_1

То же самое произошло и с ценой строительных материалов: их стоимость в официальных документах завышена в разы.

Первое, на что мы обратили внимание – цена линолеума. В общей сложности на его покупку было потрачено 14 102 грн. С учетом того, что закупали материал для 23 кв.м., стоимость одного метра покрытия, согласно смете, составляет более 600 гривен. Однако реальная цена линолеума, который постелили в квартире, не более 200 грн. за метр…

Аналогичный линолеум мы отыскали в одном из интернет-магазинов. Стоимость покрытия составляет 186,28 грн за кв.метр. Таким образом, 23 кв.м. линолеума должны были обойтись всего лишь в 4284 грн.

Фото_линолеум

— Обои дорогие. Очень дорогие, мы бы сказали. Оклейка комнаты обоями, со стоимостью материала могла обойтись гривен в 400, в смете это стоит 1994 гривен. Это нереальная цена! Есть еще и мелкий обман: стоимость клея, краски. Количество израсходованного материала. К примеру, багеты крепятся не на клей, а на шпаклевку. Клей не нужен, но в смете он есть. А для того чтобы покрасить потолок нет никакой необходимости наносить три слоя шпаклевки. Это абсурд!  – изучив сметы и сделанные нами в квартире фото ремонта, — объяснил нам мастер – эксперт..

Вызвала недоумение и стоимость небольшого квадратика кафеля, уложенного на кухне. Так, по документам, 3,7 кв.м. кафеля обошлись бюджету в 1010 грн. То есть, стоимость одного кв.м. плитки составила примерно 250 грн. Знаете, сколько на самом деле стоит кв.м. данной плитки? 88,5 грн! И чтобы выложить ею 3,7 кв.м. кухни, нужно было всего-навсего 354 гривны, но никак не 1010 грн.

фото 15Фото 15_1

 

Мода на дыры в полу

Ремонт квартиры пенсионерки, проживающей по улице Братьев Трофимовых, согласно смете, обошелся в 30 966 грн. За эти деньги, исходя из данных документа, строители заменили старый балконный блок на пластиковый, выровняли пол и застелили его линолеумом, побелили потолки и пр.

Собственница квартиры рассказала, что искренне рада проведенному ремонту, но увидев количество работ и их наименование, указанных в смете, женщина растерялась и полюбопытствовала, точно ли о ее жилплощади идет речь.

— Тут написано, что ремонтники красили кухню, ванную и туалет. Ванную не красили. Только кухню с туалетом. Идемте, покажу, за год краска-то не могла полностью слезть. Я вас не обманываю, не красили мне ванную, — говорит пенсионерка во время «экскурсии» по своему жилищу. – Пол делали, это да. Смотрите, какой красивый линолеум положили. Жалко только, что пол в комнате в одном месте разрушен…

Действительно, возле входа на балкон в отремонтированной комнате огромная впадина. Ее видно и невооруженным глазом, и на ощупь. И это более чем странно, так как по документам ремонтники не просто застелили пол линолеумом, а предварительно сняли старую плитку, сделали стяжку, потратили на выравнивание пола немало специальной смеси, погрунтовали его, и только потом постелили линолеум. На приведение пола в порядок в комнате, коридоре и кухне, по документам ушло около 10 тысяч гривен. По факту – явно меньше.

фото 22

— Мне линолеум стелили прямо на плитку. Знаете, такая разноцветная? Вот загляните сюда, тут линолеума не хватило немножко и плитку хорошо видно, — показывает женщина. – Для кухни и коридора я покупала линолеум за собственные деньги, а тот который в комнате – строители привезли. Потратила я на покрытие около тысячи гривен. Долго потом на всем экономить приходилось.

А вот по документам строители за бюджетные деньги приобретали линолеум не только для комнаты, но и для коридора. В соответствующем пункте они указали, что потратили на покрытие 716 грн.

фото 25

— Да что вы! Я покупала это покрытие. В частности на коридор потратила около 400 гривен, — заверила нас пенсионерка.

Разборка плиток и стяжка пола с последующей грунтовкой по документам обошлись в 3043 грн. Но выполнены по факту эти работы не были. Тот факт, что линолеум был постелен на плитку, исключает возможность провести стяжку. Плюс – углубление в полу. Была бы стяжка – не было бы углубления.

Далее — в смету была внесена люстра, стоимостью 798,26 грн. Люстра висит, хотя строители её не покупали.

фото 26

— Это моя люстра. Ей уже лет пять-шесть. И в коридоре моя, и в кухне тоже. Нет, никто мне люстру не покупал и не менял, — удивляется пенсионерка. – В зале сняли, когда потолок белили, а потом повесили обратно.

фото 27

 

Черепица для двух домов

Пенсионер, поживающий в частном доме на улице Радищева, ремонтом доволен. Говорит, что в принципе все работы по смете ремонтники сделали.

— У меня внук контролировал ход выполнения работ. Он общался со строителями. Я не вмешивался особо. Ремонт нравится. Невозможно сравнить с тем, что было, — говорит пожилой владелец дома.

Спасибо внуку за контроль качества, а вот стоимость и количество материалов, потраченных на ремонт кухни, а также части кровли частного дома, вызывает вопросы.

Так, в смете указана нереально высокая стоимость пластика – 237 гривен за кв.м. Реальная же стоимость такого пластика — 150 грн. То же касается и обоев. В смете указаны обои метровой ширины, на самом деле клеили 53-х сантиметровые. Причем в смете обои значатся как моющиеся, метровые же, как правило, идут под покраску.

Сложно представить, где строители находят такие запредельно высокие цены на стройматериалы. Стоимость подобных моющихся обоев — максимум 150 гривен за рулон. Чтобы оклеить указанную площадь, нужно 8 рулонов. 10 – если с подгонкой, но там ее нет. Судя по документам, на обои было потрачено 1748 грн. Выходит, что цена одного рулона — 218 грн.

Аналогичные обои можно отыскать в гипермаркете «Эпицентр». Стоят они не 218 гривен и даже не 150, а всего 116 грн. На рынке «Озерка» за такие же моющиеся обои с аналогичным рисунком просят 110 – 120 гривен.

фото 36

Завышена и стоимость линолеума. По смете он стоит 333 гривны за метр. По факту — … 146,98 гривен. Мы отыскали аналогичный линолеум в интернет-магазине.

фото 37Фото 37_1

У специалистов-ремонтников, с которыми мы консультировались во время подготовки данного материала, вызвало сомнение количество использованных для замены стропильных ног во время ремонта кровли. Чтобы использовать столько досок, сколько указано в смете, брусья нужно укладывать впритык друг к дружке по всей длине крыши, объяснили нам.

-Это незачем делать, даже начинающий строитель скажет, что это полный бред. Так не строят, — заверили нас.

Ремонтники привели в порядок крышу частного дома, положив вместо старого шифера металлочерепицу. Всего заменили 26 кв.м., а вот материала, если верить смете использовали столько, что можно было покрыть крышу площадью 60 кв.м.

Удивила нас и цена кронштейнов. На рынке один такой кронштейн стоит примерно 50 гривен. По смете – более 90 гривен.

 

Таинственные акты

Если у ремонтников, выполняющих работы за бюджетные деньги, талант превращать дешевые стройматериалы в дорогие, то у чиновников от соцзащиты Днепровского горсовета, подписывающих акты выполненных работ, талант не замечать ляпы ремонтников.

Если быть честными, то подготовка этой статьи потребовала от нас недюжинных усилий, поскольку чиновники и прочие причастные к теме люди категорически не хотели делиться с нами информацией.

Сметы и акты выполненных работ мы начали «выбивать» в мэрии еще полгода назад.

Вначале из управления соцзащиты Днепровского горсовета нам прислали официальный ответ за подписью Виктории Сенаткиной, которая на тот момент была начальником управления. В письме нас уведомили о том, что запрашиваемая информация «секретная» и разглашению, как считают в управлении, не подлежит.

Виктория Сенаткина

Виктория Сенаткина

Мы направили в горсовет второй запрос, в котором еще раз, перечислив нормы действующего законодательства, объяснили чиновникам, что на получение доступа к копиям смет и актов мы имеем полное право, ведь речь идет о бюджетних деньгах. Ответом стал еще один отказ, демонстрирующий явное нежелание сотрудников управления показывать документы.

БюроUA направило иск в суд с требованием признать действия чиновников от соцзащиты незаконными и таки обязать их предоставить нам доступ к бумагам. И параллельно отправилось требовать информацию от управления в устном режиме.

Начальник управления Сенаткина встретила нас улыбкой и фразой «никто и не думал ограничивать ваши права». Затем последовал монолог о том, что управление к трате бюджетных денег подходит ответственно, что пенсионеры, в чьих квартирах был выполнен ремонт, крайне требовательны, что, по словам Сенаткиной, якобы, является еще одним доказательством того, что ремонтные работы были осуществлены на твердую пятерку. После чиновница сообщила нам, что наносить визиты пенсионерам лучше в сопровождении их специалиста. Зачем? Чтобы на вопросы отвечали не пенсионеры, а чиновник?

В конце концов, поняв, что мы в своем желании получить доступ к документам непреклонны, Виктория Сенаткина, тяжело вздохнув, таки разрешила нам сделать фото документов.

Фотографу БюроUA пришлось ходить в управление трижды: специалист управления, которому Сенаткина поручила предоставить нам документацию, решил проявить инициативу, и вначале давать документы не захотел, после – зачем-то заклеил адреса, по которым проводились ремонты. Лишь на третий раз наш сотрудник вернулся в редакцию с фотографиями. Но и тут обнаружились свои нюансы: среди полученных нами документов не оказалось актов выполненных работ!

Как показывает практика, локальные сметы и акты выполненных работ друг от друга если и отличаются, то не существенно. К слову, о том, что смета и акт расходиться не могут, говорила нам и Виктория Сенаткина.

Вместе с тем, дабы удостовериться в этом наверняка, мы снова попытались получить документы (уже в Департаменте соцполитики горсовета, в который «переросло» управление). Само собой, получили отказ. Но уже от директора Департамента Лилии Ковалевой.

Лилия Ковалева

Лилия Ковалева

«Отстреливаться» от наших вопросов отправили сотрудницу Марину Гречину. Именно она и готовила нам ответы с отказами. Гречина то уезжала по делам, то ссылалась на находящегося в отпуске мэра, без которого, якобы, информация из актов не доступна.

— Мы уже два года не делаем ремонты, — почему-то заявила Марина Гречина, которая в ответе на информационный запрос, вместе с тем, сообщала, что в 2015 году на эти самые «неделающиеся» ремонты потратили около 800 тысяч гривен.

Напоминаем Гречиной о ее же ответе. Та о ремонтах неожиданно «вспоминает».

— Становились люди в очередь и делали им ремонты, — говорит она. – Тендеры мы не проводили, так как суммы маленькие. Искали компании. Какие-то фирмы готовили проекты, какие-то — считали сметы, какие-то — ремонты уже непосредственно выполняли. В основном мы работаем с компаниями, которые имеют хорошие рекомендации. В 2014 году ремонты проводило ООО «Строй-сервис 2000», в 2015 году – «Абба групп». Все что написано в смете, строители выполняют. Мы это проверяем и контролируем! В частности, стоимость стройматериалов проверяем, сравнивая указанные суммы в документах с ценами в магазинах и интернете. Ну а работы по факту проверяем: выезжаем и смотрим. Все выполняется!

Как мы уже выяснили, выполняется, мягко скажем, не все. Сообщаем об этом чиновнице.

— Да что вы такое говорите! Как это не сделали? Может быть, у вас на руках сводный сметный расчет. Еще есть договорная цена. Это нужно выезжать и смотреть. У вас, скорее всего инвесторская смета. А договорная цена абсолютно другая. Еще есть инвесторская общая, — отвечает нам Гречина, явно распереживавшись и запутавшись в количестве смет. – Вы меня извините, я вообще сейчас очень занята. Не могу говорить. Но нарушений, о которых вы рассказываете, просто не может быть. Уверяю!

 Наличие у автора смет чиновницу явно расстроило.

-Вы в глаза смету видеть не могли, — заявила Гречина. — Сомневаюсь, что та, по которой строители ремонты делали, у вас имеется. А в другой, инвесторской, там расхождения в объемах могут быть, скорее всего, у вас такие.

К сожалению для чиновницы, мы располагаем именно локальными сметами, выданными нам в помещении управления соцзащиты с ведома Сенаткиной. Это во-первых. Во-вторых, мы таки добрались до горе-строителей, к чьим «выполненным работам» у нас накопилось так много вопросов, и сравнили наши сметы с актами выполненных работ. Сошлись тютелька в тютельку… К слову, информацию о наличии нескольких смет рабочие не подтвердили.

 

«Сейчас все так работают»

Мы позвонили в компании «Строй-сервис 2000» и «Абба-групп», и, намеренно не представляясь журналистами, попросили проконсультировать, что есть локальная смета на ремонтные работы и насколько она может отличаться от акта выполненных работ.

— В акте выполненных работ должен быть такой же объем работ, как и в смете. По сути, смета – это план, по которому выполняется ремонт. Там все четко подсчитано и указанно, — говорят сотрудники «Абба-групп». – Если речь идет о бюджетных деньгах, выходить за пределы сметы нежелательно. Деньги-то под нее заложены. Если выясняется, что нужно увеличивать объемы работ, необходимо готовить дополнительные дефектные акты.

— Сначала готовят дефектный акт, потом изучаются цены, просчитывается объем работ и уже после составляется смета. После окончания ремонта составляется акт выполненных работ. Локальная смета – это документ, в котором отображается, какие работы будут проводиться, сколько стоят материалы и труд рабочих. Смета от акта выполненных работ фактически не отличаются. Такое может произойти, если дополнительные работы нужно выполнять. А так обычно, все, что указанно в смете идет в акт выполненных работ, — говорят сотрудники «Строй-сервис 2000», подтверждая тем самым наше мнение.

После автор пришла к строителям уже как журналист, взяв для примера квартиру на Радищева, где ход работ, как вы помните, контролировал внук пенсионера.

— У вас указано, что поклеили обои метровой ширины, здесь обои 53-сантиметровые, — говорим строителям.

 — Да какая разница. Они же поклеены. Ладно бы их на стене не было, — говорит сотрудник компании «Абба-групп» Роман. – Вы же видели, что есть. Откуда знаете, что они не метровые вообще?

 — Ездила, смотрела. Обои без подгонки поклеены, и они не метровой ширины. Сами посмотрите,-  показываю фотоснимок ремонтникам.

— Да уж. Я этого не видел. Пропустил. Странно. Но обои ведь есть!

Есть. Но только не те, которые указаны в смете и акте. И цена существенно отличается от реальной.

Еще пару приведенных примеров, и строители отнекиваться перестали.

— Знаете, почему так происходит? Потому что мы сначала делаем ремонт, вкладывая свои деньги, а уж потом с нами рассчитываются. А знаете, какую мы прибыть получаем от одного ремонта? – возмущается Роман.

Знаем. Сравнительно невысокую, но, кстати, вполне соответствующую качеству выполненных работ. По трем объяектам соответственно — это 5799 грн, 7726 грн, и 3811 гривен.

— Мы не можем платить своим сотрудникам копейки, они просто работать не будут. Вы бы работали? Нет! Понимаете теперь почему так? Выручки, которая заложена в смете, не хватит даже для того, чтобы рассчитаться с людьми, которые ремонты делают, — рассказывает Роман. – Опять же повторюсь, что рассчитываются с нами после окончания работы. Мы рискуем, вкладывая деньги. Где нам набирать прибыть? Разницу в цене, которую вы нашли, идет на погашение оплаты труда рабочих. Нам прибыль какая-то тоже нужна, иначе зачем вообще с этими ремонтами связываться. Если бы мы все четко по документам сделали, то… Вот и перекрываем, в общем. По-другому мы прибыль не получим. Сейчас все так работают.

 И, по всей видимости, чиновники соцзащиты прекрасно об этом знают, поэтому закрывают глаза на качество ремонта, на завышение стоимости материалов и работ. Такой себе получается «договорняк».

Но расходуются при этом бюджетные деньги. И в данном случае говорить о том, что «украли немножко» или «украли много» — просто некорректно. От размеров украденного может зависеть последующее наказание, а вот на сам факт коррупции это не влияет.

И давайте не забывать еще и о том, что в данном случае, помимо неуважения к Закону речь идет и о неуважении к старости. Воровать у стариков, вместо того, чтобы порадовать пенсионеров лишним куском обоев, стыдно. Особенно для тех чиновников, которые получают заработную плату именно за заботу о пожилых людях.

 

 

Материал был подготовлен при поддержке Международного Фонда «Відродження» в рамках проекта БюроUA

Заглавный коллаж Лидии Лагеревой
Рейтинг материала «Асоциальная защита: ремонты за бюджетные деньги в квартирах пенсионеров Днепра выходят «золотыми» и добротными лишь на бумаге» от автора Ольга Фоменко - 4.9
Читайте также:

Комментарии Facebook

Поделитесь своим мнением

Последние новости Свежие статьи
2017 © БюроUA ǀ Все права защищены · Архив · При использовании материалов ссылка на сайт обязательна ·   Войти   · Дизайн IWORKS | Поддержка PAGEUP